.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Кавказ глазами древних и современных географов
Человек зонален во всех проявлениях своей жизни:
в обычаях, в красоте, в одежде, во всей житейской обстановке.
В. В. Докучаев

Кавказ воспринимался древними авторами, прежде всего как «огромная гора» (и это отражало специфику его ландшафта) и как «край» мира», что определялось местоположением авторов, видевших его с юга (из Передней Азии и Закавказья) или с юго-запада — с берегов Черного мори, от легендарной Колхиды. В античной историко-географической литературе сведения о нем, расширяясь и Углубляясь но мере роста географических знаний авторов древности, претерпевают определенные изменения, хотя традиционность представлений прослеживается довольно наглядно :на протяжении тысячелетия — с середины I тысячелетия до н.э. до середины I тысячелетия н.э.

Как справедливо писал Прокопий в связи с Определением границы между Европой и Азией, «по большей части все люди, проникшись каким-либо учением, восходящим к древним временам, упорно» придерживаются его, не желая уже работать над дальнейшим исследованием истины и переучиваться в этом вопросе и принимать во внимание новые точки зрения: для них всегда все более древнее кажется правильным и заслуживающим уважения, а то, что является в их время, они считают достойным презрения и смехотворным».

Для Геродота Кавказ - «самая обширная и высокая из всех горных цепей». При этом большинству античных авторов он представлялся частью единой системы, протянувшейся от Индии на востоке и до Балкан на западе. Огромное влияние на раннесредневековых авторов оказали сведения о Кавказе, собранные и обобщенные Страбоном, который, глядя на Кавказ из Малой Азии и мысленно пересекая главный водораздельный хребет, рисует смену ландшафтных зон почти в тех же выражениях, что и современные географы: «Эта гора возвышается над обоими морями - Понтийским и Каспийским, перегораживая как бы стеной разделяющий' их перешеек. Гора отделяет с юга Албанию и Иберию, а с 'севера - сарматские равнины. Она покрыта лесами из всевозможных пород, и в особенности корабельным лесом». Затем, конкретизируя картину, он описывает вершины недоступных гор, покрытые и летом снегом и ладом, с которых, «опускаясь к предгорьям, попадаем в область, расположенную севернее, но с более мягким климатом... Эта область прилегает к равнинам сираков... Далее следуют уже кочевники, живущие между Меотидой и Каспийским морем...».

Для эпохи раннего средневековья развитие географических представлений о Кавказе мы можем проследить по данным Иордана и Прокопия (последний находился в Лазике во время ирано-византийских войн). Они добавили к сведениям, почерпнутым из древней и современной для них литературы, личные впечатления: «Эти Кавказские горы вздымаются так высоко, что их вершин не касаются ни дожди, ни снегопады: они выше всяких туч. Начиная от середины и до самой вершины они ' сплошь покрыты снегом, предгорья же их и у подошвы очень высоки, их пики ничуть не ниже, чем у других гор».

Прокопию вторит Иордан: «Где он (Кавказский хребет.— В. К.) обращен на юг, он пламенеет, исходя парами на солнце; там же, где он открыт к северу, он покорствует студеным ветрам и обледенению». Или же: «Кавказский хребет, огромный и обширный, едва ли не величайший из всех, вознося высокие свои вершины, предоставляет народам неодолимые укрепления, воздвигнутые природой».

Обобщая эти представления, мы видим, что древние историки и географы знали направление Кавказских гор (от Черного моря к "Каспийскому), их высоту и неприступность, наличие проходов через них (об этом см. ниже) и ряда параллельных хребтов; им было известно, что на севере горы постепенно переходят в предгорья, сменяющиеся равнинами. В пределах Кавказа древние историки выделяли следующие крупные области: Закавказье (достаточно хорошо известное древним авторам, поскольку именно оно было плацдармом военных действий); горы Большого Кавказа, предгорья и равнины Северного Кавказа, переходящие в побережья указанных морей. Знали древние авторы (но уже менее детально) и о крупнейших реках Кавказа — Кубани (лучше) и Тереке (значительно меньше).

Сопоставим эти данные с представлениями современной географии о членении Северного Кавказа.

В начале XX в. В. Семенов-Тян-Шанский, подчеркивая важность изучения «поверхностных образований в связи с рельефом, климатом и растительностью», для Северного Кавказа выделял область Предкавказья, а также западную и восточную части Главного Кавказского хребта. Почти в это же время Л. С. Берг предложил свое учение о ландшафтах, в который он видел такую «совокупность, или группировку предметов и явлений, в которой особенности рельефа, климата, вод, почвенного и растительного покрова и животного мира, а также до известной степени деятельности человека сливаются в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении данной зоны земли».

Такой системный подход продуктивен не только для географии, но и для археологии. Для нашей работы особое значение имеет геоморфологическое районирование Большого Кавказа, предложенное еще И. Щукиным в 1926 г. Мы остановимся только на той территории, которая является предметом нашего рассмотрения. На западе границы ее — междуречье Лабы и Урупа, на севере — пограничье со степью, на востоке — границы с Дагестаном, на юге — водораздельный Кавказский хребет. По районированию И. Щукина, в этих пределах выделяются следующие геоморфологические районы (с юга на север): Большой Кавказ членится на кристаллическую западную высокогорную область от верховье Псекупса на западе до Дарьяльского ущелья на востоке, включающую в себя междугорье между Скалистым и Главным Кавказским хребтом, и восточную часть - высокогорную сланцево-песчаниковую область Среднего Кавказа.

Центральный гранитно-гнейсовый массив с типичными для него острыми вершинами и зубчатыми гребнями является водоразделом в западной части этой территории, а в восточной (Северная Осетия) прорезан поперечными ущельями, и в этой части водоразделом служит более южный хребет. Многие долины рек (Кубани, Марухи, Аксаута и их притоков), как поперечные, так и боковые, имеют характер трогов - долин с широким, корытообразным дном, постепенно переходящим в крутые склоны, за которыми следуют перелом (край трога более четко выражен в гранитах и известняках, чем в сланцах) и пологая террасовидная площадка; иногда в дно трога врезана узкая речная Долина. Эти особенности ландшафта определяют тип археологических памятников и их расположение. В целом высокогорная зона слабо насыщена археологическими памятниками.

К северу от Скалистого хребта простирается куэстовая область северного склона Большого Кавказа. В геологическом прошлом это равнина, сложенная осадочными породами, полого наклоненная с юго-запада на северо-восток. Стекающие с Большого Кавказа реки прорезали ее довольно глубокими долинами, расширяясь в местах залегания мягких пород и образуя теснины с отвесными стенами в твердых породах.

Поверхности куэсты - плато, покрытые степной растительностью и создающие полную иллюзию бесконечных степных просторов. Однако географы справедливо подчеркивают, что на всю область куэст нельзя распространять понятие «предгорья», поскольку на севере они незаметно сливаются с равнинами Предкавказья, а их южные гребни поднимаются выше уровня снегов я представляют собой высокогорье.

Куэсты - прекрасные пастбища для скота, и именно здесь сконцентрирована основная масса раннесредневековых археологических памятников. Северная часть уступов отличается мягкими очертаниями - холмистый рельеф с лесистыми балками, зона Черных Гор. К югу обращены скалистые стены с отвесными обрывами. Их специфику составляет наличие в известняках и песчаниках меловой эпохи многочисленных ниш, выдував и пещер как правило расположенных в склонах, обращенных на юг и часто использовавшихся для скальных захоронений, характерных лишь для западной части зоны куэст.

От описанной области достаточно резко отличается сланцево-песчаниковая область Среднего и Восточного Кавказа, сменяющая к востоку от Терека зону куэст и иначе называемая переходной куэстово-складчатой областью. Северная предгорная зона здесь - это холмы мягких очертаний (глины, мергели, песчаники), покрытые лесом и повышающиеся к югу, южная (с меловыми и верхнеюрскими отложениями) - хребты с острыми зубчатыми гребнями, прорезаемыми бурными горными реками, долины которых, как и на западе, - чередование узких теснин (где тропинки вьются вдоль карнизов почти отвесных скал и реку можно переходить только по висячим мостикам) с расширенными котловинами - например, Ассинской. Там прослеживается ряд террас, верхние из которых расположены на высотах 300-400 м над современным уровнем реки.

Особо выделяется географами вулканическая область Пятигорья, ограниченная на юге хребтами Джинала и Боргустана, а на севере - Ставропольской возвышенностью. Она как бы оказывается северным форпостом зоны куэст, выдвинутым в Предкавказье, в область степей и равнин, местом географически обусловленного усиленного контакта степных кочевников с горцами.

Некоторые географы при районировании Центрального Кавказа акцентируют внимание на меридиональных границах, проходящих по водоразделам Терско-Кубанскому и Терско-Сунженскому, выделяя, таким образом, Западный, Центральный и Восточный Кавказ. При таком подходе ландшафтные границы фактически игнорируются и горные области и предгорья рассматриваются как нечто цельное. Такое членение, принятое в географической литературе, не могло не повлиять на обобщающие работы и по археологии Северного Кавказа.


Если различия между равнинными и горно-предгорными областями очевидны географически и столь же наглядно прослеживаются в археологическом материале, то значительно менее четко (особенно в связи с неравномерной изученностью горных территорий) сказывался ландшафтный подход при изучении археологии предгорных и горных районов Кавказа. Это существенно повлияло, в частности, на содержание дискуссий последних лет по поводу выделения локальных вариантов кобанской и аланской культур.

А между тем, как мы видели, пересеченные долинами предгорья с вытянутыми в широтном направлении хребтами членятся самими природными условиями на ряд поясов, представляющих различные экологические ниши, по-разному использовавшиеся древними людьми в разные исторические периоды. Например, сплошное обследование правых притоков Подкумка в районе Малого Карачая и Кисловодска показало, что памятники кобанской культуры располагались в долинах, на конусах выноса малых притоков, тогда как цепь раннесредневековых крепостей занимает высокий берег тех же глубоких долин, причем разница в высотных отметках между этими памятниками может составлять до нескольких сотен метров. Вызывается это тем, что долины Удобны для земледелия, тогда как остепненные луга на водораздельных плато - превосходные пастбища и сенокосы.

Рассмотрение этнической истории и археологии Кавказа в ключе принятых на данный момент географических представлений традиционно для отечественного кавказоведения. Мы столь подробно анализировали принципы подхода к географическому районированию Кавказа с целью выяснения того, какую географическую сетку целесообразнее накладывать на исследуемый нами археологический материал, чтобы она помогла его анализу и исторической интерпретации, чтобы любая совокупность памятников нашла в ней соответствующую географически и исторически обусловленную ячейку.
Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М., 1984
Автор: Humarty    

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама