.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Крепости алан
Среди полыни и раскиданных плит бегают маленькие ящерицы, бродят кладоискатели в поисках зарытых сокровищ да роются археологи, стремясь по останкам соборов, тюрем и дворцов восстановить разбойные отношения предков.
Л. Леонов

Крепости аланЕще тысячу лет назад с высоты птичьего полета можно было увидеть в долинах правых притоков Подкумка, вблизи Кисловодска, на останцах и мысах скалистого плато многочисленные небольшие белокаменные крепости, а рядом с ними искрящиеся родники. Каменистые тропы с глубокими колеями от телег на выходах скал уходили вниз, в долину, пересекали ее и затем вновь поднимались на пышнотравные альпийские пастбища - по ним весной гоняли скот на летние выпасы, а по осени везли сено и возвращались отары, стада и табуны.

Рядом с укрепленными поселками раскинулись поля; тучный горный чернозем, достаточное количество влаги и много солнца - залог хороших урожаев. Даже в наши дни с вертолета отчетливо видны, особенно в тех местах, где мысы не запахиваются, контуры каменных укреплений, от одного до трех у каждой крепости.

В конце VI или на рубеже VI-VII вв. возникла сеть. этих городищ, причем обращает на себя внимание их однотипность.

Через каждые 2-3 км на оконечности мыса, господствующего над рекой (высота их над уровнем реки колеблется от 10 до 50 м), на удобных скотоперегонных тропах сооружалась такая небольшая крепость. Иногда на относительно малом пространстве создавалось целое гнездо крепостей; например, у Медового водопада, вблизи Кисловодска, на территории Малокарачаевского конного завода расположено пять таких крепостей - они контролировали путь от Подкумка на Бермамыт, Большое и Малое Седло и в верховья Кубани, на первоклассные альпийские пастбища, откуда открывается величественный вид на Эльбрус и панораму Кавказских гор.

Крепостные стены, башни, жилые и хозяйственные здания были сложены насухо из крупных блоков серого известняка, который ломали на нижнем скальном уступе того же мыса, превращая его тем самым в неприступную цитадель; крепостные стены шириной 4-б м при высоте, очевидно, метров 6-8, с фланкирующими и надвратными башнями стояли на вертикальном двухметровом скальном монолите-постаменте.

Нижний уступ (шириной всего 4-6 м) имел крутые, скалистые, неприступные от природы склоны. Попасть на верхний уступ можно было только через нижний, потому что особенностью этих поселений было то, что стена цитадели, имевшая длину (в зависимости от естественной ширины мыса) от 10 до 50-60 м, была сплошной и не имела въезда и ворот по фасаду. Ворота находились на нижнем уступе, и за ними располагалась вырубленная в скале лестница, ведущая на цитадель.

Рассказ Прокопия хорошо иллюстрирует картину обороны подобных крепостей: «Один из аланов, выдающийся смелостью духа и силою тела и исключительно искусно умеющий посылать стрелы той или другой рукой, стал в самом узком месте прохода в лагерь и оказался, сверх ожидания, непреоборимой преградой для наступающих». Сейчас, когда на покрытых чебрецом руинах пасутся лишь табуны да отары, трудно представить себе те страшные дни сражений и осад, которые некогда не единожды пришлось пережить стенам этих крепостей. Приходится призывать на помощь источники, в которых отводилось много места военным событиям. Вот что пишет Феофилакт Симокатта о захвате византийцами крепости весной 583 г. - одном из эпизодов ирано-византийских войн. Описание расположения крепости без натяжек можно перенести почти на любую из раннесредневековых крепостей района Кавказских Минеральных Вод и Карачаево-Черкесии: «Это укрепление было неприступным и непреодолимым для осады. Эта крепость была расположена на вершине горы, с обеих сторон которой были обрывистые спуски, а задняя часть горы представляла глубокую пропасть, так что оставался только один единственный ход спереди, укрепленный сложенными в груду камнями».

Почти уничтожены пахотой крепости на реке Ольховке у Лермонтовской скалы и несколько лучше сохранились они на реке Аликоновке - «Указатель» у Медового водопада, - где на правобережной крепости до сих пор четырехметровый вал, заросший полынью и горной мятой, скрывает остатки мощной каменной стены. Как и в описываемом Симокаттой случае, конная и пешая регулярная армия противника, не ломая своих рядов, могла здесь вплотную подступить к крепостным стенам с напольной стороны. «И тогда осажденные зажгли по всему кругу стен огненные сигналы», - рассказывает далее Феофилакт; именно таким способом жители крепостей сообщали об опасности и на Кавказе. По реке Аликоновке, от Кисловодском озера до верхнего течения, на протяжении 12 км выявлено 14 крепостей, и, конечно, стоило только появиться неприятелю, как сигнал бедствия оповещал население всей долины: следует немедленно угонять скот и уходить в горы, прятать припаси, а всем вооруженным мужчинам - готовиться к бою.

Противник становился лагерем вокруг крепости, отрезая ее от источников воды. Он травил поля, кормил коней и ждал утра. Правда, спуститься к реке и сам противник не мог: там, где дороги позволяли подойти к реке, она контролировалась с обеих сторон (крепости Нарт-баши и «Указатель» у Медового водопада). Мы не можем во всех подробностях представить, какие отношения связывали жителей этого гнезда крепостей у Медового водопада, по-видимому, они участвовали в совместных походах, например, когда Сарозий отправлял войска для помощи Византии в ее войнах с Ираном; скорее всего, одновременно пользовались выпасами и охотничьими угодьями, а также праздновали конец сбора урожая или вместе пировали в честь воинов, вернувшихся из походов, участвовали в конных состязаниях на поминках или на свадьбах. Следовательно, совместной должна была быть и организация обороны этих крепостей; соседи могли помочь и с тыла ударить по противнику. Картину подобного сражения рисует нам тот же Симокатта: «Бой начали те, которые соскочили с коней... Тучею стрел они закрыли от противников свет божий. Этот народ умеет обращаться с луками, и главная сила его заключается в оперенных стрелах».

Среди укрепленных поселений алан исследователи выделяют две группы. К первой относятся так называемые «каменные городища» - расположенные в предгорьях и горных районах поселения с оборонительными стенами из камня (их в настоящее время картографировано мною около 130), ко второй - так называемы «земляные городища» на равнинах (представленные таким же количеством памятников) с оборонительными сооружениями, включающими рвы и валы, при возведении которых использовались земля, глина и сырцовый кирпич.

Гипотеза В. А. Кузнецова о специфичности крепостей первой группы для западного локального варианта аланской культуры в противовес «земляным», характерным для восточного, обязана их концентрации в верховьях Кубани. Накопление материалов (в 70-е годы было картографировано несколько десятков памятников) показало, что ареал городищ первой группы шире - они обнаружены не только в горных районах Балкарии, но и на землях Северной Осетии тогда как городища второй группы зафиксированы и на Кубани (Дружбинское городище). Конструктивные особенности городищ вызваны по преимуществу геоморфологией Северного Кавказа и, очевидно, временем их сооружения, а не историко-культурными или этническими отличиями оставившего их населения, но все же основ пая тенденция их распределения (см. карту) уловлена верно.

На Ставропольской возвышенности и в долинах Кумы, Терека и Сунжи, где сармато-аланы стали оседать еще в догуннскую эпоху, в VI-IX вв. было много укреп ленных и неукрепленных поселений, для которых выбирали мысы с обрывистыми берегами, огражденные глубокими оврагами. Небольшую цитадель дополнительно укрепляли рвами, а основную часть поселения площадью до 15-20 га с напольной стороны снабжали системой рвов и валов.

Характерно групповое расположение поселений: в каждой группе выделялось одно большое, к которому тяготели остальные. Крупные городища обычно включали два-три кольца обороны, центральное из которых окружало цитадель, а остальные - кварталы городской застройки.

Предложенная И. М. Чеченовым классификация «земляных городищ», разработанная по материалам Кабардино-Балкарии, вполне может быть распространена и на памятники других территорий. Отсутствие раскопок широкими площадями не позволяет нам представить эти поселения в их историческом развитии, поэтому в классификацию включены в равной мере и однослойные и многослойные памятники (последние, правда, количественно преобладают - обычно культурный слой достигает мощности 3-4 м). Еще А. А. Иессен подчеркивал, что здесь «мы получаем впечатление строго продуманной организации обороны», свидетельствующей об экономическом и этническом единстве населения. На равнине перед каждой группой, состоящей из трех-четырех укрепленных городищ, располагались сторожевые форпосты, представляющие собой небольшие курганообразные возвышения с плоской вершиной, окруженные рвом и валом.

Аланские крепости Центрального Предкавказья («каменные городища») характеризует та же систематичность (групповая) в расположении, зрительная связь между поселениями, небольшие размеры, использование естественно укрепленных мысов и останцов (в небольшой степени обжитых уже в позднесарматское время), сооружение каменных крепостных стен и изредка рвов, вырубленных в скале. Сравнение между собой более сотни поселений верховьев Кубани и Подкумка, исследованных в целом лучше, чем на других территориях, показывает, как со временем менялись их планировка и характер застройки.

,В крепости алан «Указатель» над Медовым водопадом поселение достигало площади почти 9-10 га при цитадели около 1000-1100 кв. м. Цитадель представляет собой треугольник, обращенный острой вершиной к юго-востоку и защищенный неприступными скальными обрывами высотой около 100 м. Благодаря тому, что эти земли никогда не знали распашки, по выступающим из-под дерна камням можно проследить план поселения, его застройку, тем более что пасущиеся здесь стада не дают траве подняться и скрыть контуры руин. Первая линия крепостной стены ограждает цитадель, она состоит из двух каменных панцирей и забутовки из земли и битого камни, С внутренней стороны стены обнаружен дополнительный панцирь. По керамике, представленной фрагментами сероглиняных лощеных сосудов, типичных для могильников VI-VII вв., можно определить время строительства крепости и первого этапа ее использования.

Выровненная поверхность скалы служила основанием жилых и хозяйственных сооружений. Сооружения небольшие, квадратной формы, кладка насухо, аккуратная, камни положены «тычком» и «ложком», углы сооружены вперевязку. Застройка сплошная, дверной проем обнаружен только в одной стене. Центр застройки цитадели - скальный «жертвенник» - сооружение уникальное и неясное. Скальный монолит размерами около 4 кв. м при высоте около 0,70 м представляет собой камень прямоугольной формы со скругленными и подтесанными углами и стенками, плотно лежащий на материковой скале. На его верхней поверхности видно небольшое углубление овальной формы.

Постройки первого этапа - времени сооружения крепости - были основательно разрушены и перестроены, В следующий строительный период на их месте, на высоте в 50-60 см выше материковой скалы, оказалась обширная площадь, вымощенная камнем, в центре которой последовательно сооружены две юрты - сначала многоугольная, а затем округлой формы.

Каменные основания этих двух юрт - первая находка на Северном Кавказе остатков юртообразных помещений - могут рассматриваться как археологические факты, документирующие и оживляющие сухие строчки источников о проникновении тюркоязычных степняков, скорее всего болгар, в предгорья Кавказа в эпоху возвышения Хазарского каганата. Остатки юрт представляют собой кольцо из одного ряда камней, в большинстве поставленных на ребро на материковую скалу. В юрте на скальном выровненном полу найден бронзовый несомкнутый браслет из овальной в сечении проволоки и железный колчанный крюк, типичный для тюркских погребений VII-VIII вв. из Сибири. Керамический материал резко отличается от более раннего: продолжают бытовать сероглиняные лощеные кувшины, но лощение преобладает ромбическое, появляются фрагменты красноглиняных амфор VIII-IX вв., типичных для степных болгарских памятников. В большом количестве найдены фрагменты сероглиняных и красноглиняных пифосов с горизонтальными, треугольными в сечении валиками. Здесь обнаружены также и единичные свидетельства связей со Средней Азией - фрагменты сероглиняной фляги и чарочки-кубка сплошного лощения. Второй строительный горизонт по материалу можно отнести к концу VII - началу IX в.

Следующий этап жизни поселения относится уже к началу II тысячелетия н.э.- этим временем следует датировать обширный посад площадью 9-10 га, ограниченный с напольной стороны разрушенной сейчас каменной стеной. Застройка его несистематическая, однотипные дома расположены группами, и их контуры видны на поверхности. Раскопки одного из них выявили ряд интересных конструктивных деталей: все дома ориентированы по странам света с отклонением на 20°, они однокамерные, площадью 33-35 кв. м, со стенами из ломаного камня и скальных глыб толщиной от 0,8 до 1,7 м, с печью-камином, частично углубленной в стену, что имеет параллели в этнографии балкарцев и карачаевцев.

Судя по находкам глиняной обмазки, можно полагать, что дома были каменно-турлучными, возможно, двухэтажными, башнеобразными. Осмотр тех немногочисленных аланских поселений, которые имели большие размеры и трехчастное деление (они составляли не более 15-20% общего числа поселений - например, на Аликоновке их 2 из 14), показал, что дома на посаде в этих поселениях имеют конструктивные особенности, свойственные для этого позднего периода, и если учесть также характер подъемного материала, то можно полагать, что они относятся к X-XII вв. Следовательно, нет оснований считать их одновременными небольшим крепостям, появление посада знаменует следующий этап в развитии поселений Северного Кавказа. Аналогичный процесс наблюдается на поселениях верхней Кубани, что документировано раскопками Т. М. Минаевой на Адиюхе.

Особую тему, освещение которой возможно лишь при сплошном обследовании определенной территории, когда можно быть уверенным, что отсутствие памяти и ков на археологической карте является не следствием неполноты наших знаний, а отражает действительное положение вещей, составляет определение сельскохозяйственной территории, тяготеющей к каждому населенному пункту. Ряд работ европейских ученых на эту тему позволил выработать эффективный и простой метод моделирования этого явления путем построения окружностей или многоугольников с центром на каждом поселении, заполняющих все исследуемое пространство. В нашем случае мы получаем на каждое поселение от 5 до 7 кв. км - в среднем около 600 га полезной площади, не считая выпасов, летних пастбищ и охотничьих угодий.

Итак, анализируя материалы поселений, можно проследить определенные изменения, происходившие в жизни населения. Если в конце VI-VII в. небольшие крепости, единообразные по плану размещения, составляли единую оборонительную систему, протянувшуюся от предгорий до перевальных путей через Большой Кавказ, то к VIII-IX вв. на некоторых из крепостей просматриваются отчетливые следы их захвата еще недавними кочевниками-тюрками. Позднее, к началу II тысячелетия н.э., жизнь сохраняется лишь на некоторых из поселений, но зато последние резко увеличиваются по площади, получают дополнительные линии укреплений.

Именно для того периода, когда аланы жили на обширных, но уже значительно более редко расположенных поселениях, мы имеем выразительные свидетельства Юлиана Доминиканца, прожившего у северокавказских алан три года в начале XIII в.: «Алания, где жители представляют смесь христиан и язычников... здесь сколько местечек, столько князей, из которых никто не считает себя подчиненным другому. Здесь постоянная война князя с князем, местечка с местечком: во время пахания все люди одного местечка, вооруженные, вместе направляются на поле, вместе косят...».

Картина, нарисованная очевидцем, откровенно перекликается с рассмотренными выше археологическими данными, несмотря на то, что Юлиан Доминиканец жил несколькими столетиями позже.

Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М., 1984
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (4)

Реклама