.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


О времени и условиях появления алан на Северном Кавказе
О времени и условиях появления алан на Северном КавказеГенетическая связь алан с сарматскими племенами и ряд других данных в корне противоречат положению о приходе алан на Северный Кавказ в первых веках н. э. Более того, мы не имеем ни одного свидетельства классических авторов, из которого вытекало бы, что аланы пришли в Восточную Европу из Средней Азии именно в первых веках н. э. Появление этнонима алан в письменных источниках по Северному Причерноморью и Предкавказью, с одной стороны, и в китайских источниках по Средней Азии (Хоу-Ханьшу), с другой, является одновременным. Если античные писатели много говорят о передвижениях киммерийцев, скифов и сарматов, то в отношении алан таких данных не имеется. Другими словами, ни один автор первых веков н. э. не связывает появление этого имени с какими-либо миграционными процессами.

С тех пор, как аланы в середине I в. н. э. появляются в письменной истории, они сразу же становятся известными на местах, далеко отстоящих друг от друга. Северный Кавказ, Северное Причерноморье, Закавказье - вот те главные районы, в которых аланы проявляют активную деятельность. Греческие и латинские авторы, помещающие алан в различных районах, находящихся в значительном удалении друг от друга, не считают их вторгшимся племенем, подобно гуннам или другим кочевым племенам центрально азиатских степей. Аланы представляются вросшими всеми корнями в этническую среду Северного Кавказа и Причерноморья, они являются чем-то неотделимым внутри большого мира скифо-сарматских племен. Поэтому появление алан в степях Предкавказья относится к значительно более раннему периоду, чем само появление имени алан в письменных источниках.

Поскольку появление племенного названия «аланы» явилось результатом объединения этнически родственных племен, прежде всего сарматских, в один племенной союз и переименования имени аорсов в алан, то именно с аорсами и следует связывать появление алан на Северном Кавказе.

К. Ф. Смирнов пишет, что аланы, ставшие известными греко-римскому миру в середине I в. н. э. и на Нижнем Дунае, и по Дону, и в центральных районах Северного Кавказа, вызревали как самостоятельная политическая и военная сила внутри сарматской конфедерации III-II .вв. до н. э., возглавленной аорсами. Правильно отмечая, что первые исторические известия об аланах застают их на тех же местах, где до того времени жили аорсы. К. Ф. Смирнов в то же время полагает, что в этом отношении «исключением, пожалуй, являются только центральные районы Северного Кавказа».

Однако на основании сведений Страбона, Тацита и Плиния Старшего можно смело говорить о пребывании aopcoв на Северном Кавказе и о замене этого имени аланами и в центральных районах Северного Кавказа.

Как известно, в своей «Географии» Страбон в нескольких, местах касается локализации аорсов. С одной стороны, в «Описании побережья Меотиды и Понта до Колхиды» он сообщает, что сарматские племена аорсы и сираки «спускаются к югу до Кавказских гор; одни из них кочуют, другие живут в шатрах и занимаются земледелием». Нелишне будет отметить и тот факт, что эта глава у Страбона находится в разделе «Описание Кавказских земель от реки Танаиса».

С другой стороны, в главе «Амазонки и Северный Кавказ» Страбон говорит, что, опускаясь в предгорья Северного Кавказа, «мы вступаем в предгорья, лежащие севернее, но с более умеренным климатам, так как они соприкасаются уже с равнинами сираков». В этих предгорьях Страбон называет неких пещерников (троглодитов), у которых родится в изобилии хлеб. «За троглодитами находятся какие-то народы, называемые хамекитами и многоедами, и селения исадиков, могущих заниматься земледелием, так как живут они не совсем еще на севере».

За ними Страбон помещает кочевников, находившихся между Меотидой и Каспийским морем - набианов, панксанов и затем «уже племена сираков и аорсов». Племена аорсов и сираков, пишет Страбон, кажется, являются беглецами «из среды живущих выше племен с теми же названиями, и аорсы находятся севернее сираков». Относительно живущих «выше» племен, т. е. верхних аорсов, Страбон говорит, что они «господствовали, можно сказать, над наибольшей частью Каспийского моря...», отмечая в заключение, что «аорсы живут по Танаису, а сираки по Ахардею, который вытекает с Кавказа и впадает в Меотиду».

Сравнивая между собой эти сведения Страбона, можно прийти к заключению, что Страбон знал аорсов в Северном Прикаспии, на Дону и в центральной части Северного Кавказа. Хотя в одном месте Страбон и говорит, что аорсы находились севернее сираков, однако это не может служить доказательством их отсутствия в центральной части Северного Кавказа, так как здесь он говорит о кочевниках, находившихся между Меотидой и Каспийским морем. Там же, где он говорит о аорсах и сираках, опускающихся к юту до Кавказских гор, Страбон подчеркивает, что часть из них живет в шатрах и занимается земледелием. Отсюда явствует, что у предгорий Северного Кавказа находилась та часть аорсов и сираков, которая уже осела на землю и занималась земледелием. Эта часть вплотную подступала к землям хамекитов и исадиков, которых Е. И. Крупнов считает местными кавказскими племенами.

Пребывание аорсов в центральной части Северного Кавказа становится еще более ясным на основании данных Плиния и Тацита.

Тащит, рассказывая о войне Рима с Боспорским царством в середине I в. н. э., пишет, что Митридат Боспорский, блуждавший по разным местам после потери своих владений, узнал о том, что римский полководец Дидий с главными своими силами удалился, а на Боспоре остались молодой и неопытный Котис и немногие когорты под начальством римского всадника Юлия Аквилы. Презирая того и другого, Митридат «стал подстрекать окрестные племена и привлекать к себе перебежчиков; наконец, собрав войско, он изгоняет царя дандаридов (очевидно дандариев - Ю. Г.) и захватывает его царство».

Когда это стало известно и нападение Митридата на Боспор ожидалось с часу на час, Аквила и Котис, не рассчитывая на собственные силы, ибо «царь сираков Зорсин возобновил вражеские к ним отношения, также стали искать помощи извне и с этой целью отправили послов к Эвнону, стоявшему во главе племени аорсов... Было условлено, что Эвнон будет действовать конницей, а римляне возьмут на себя осаду городов».

В разгоревшейся войне римляне и боспоране, поддерживаемые аорсами, одержали победу. Были последовательно взяты город дандариев Соза, а затем сиракский город Успа. «Зорсин долго думал о том, следует ли заботиться о Митридате в его крайнем положении или о родном царстве; наконец, когда одержала верх польза его племени, он дал заложников и пал ниц перед изображением Кесаря»...

Корнелий Тацит пишет далее, что когда Митридат потерпел поражение в борьбе со своим братом Котисом, то, «не видя никакой помощи в оружии, стал раздумывать о том, к чьему милосердию прибегнуть. Брата Котиса, давно ему изменившего и потом сделавшегося врагом, он боялся; а среди римлян никого не было с таким значением, чтобы его обещания могли иметь большую цену. Поэтому он обратился к Эвнону (вождь племен аорсов - Ю. Г.), который не питал к нему личной ненависти и был силен недавно заключенной с нами (т. е. римлянами - Ю. Г.) дружбой».

Упоминание о бегстве боспорского даря Митридата после поражения в 49 г. н. э. к племени аорсов содержится и у Плиния, причем, если Тацит не приводит точных данных, которые могли дать хотя бы приблизительную локализацию аорсов, то в этом отношении данные Плиния выгодно отличаются от сведений Тацита. В описании Кавказского побережья Черного моря между Севастополем (Диоскуриадой) и Гераклеей (локализуется к северу от Питиунта - Пицунды) Плиний говорят, что здесь живут ахейцы, марды, керкеты, за ними - серры (сираки), кефалотомы (головорезы). «Внутри этого пространства богатейший город Питиунт разграблен гениохами. Сзади него, в Кавказских горах, находится сарматский народ эпагерриты, а за ними - савроматы. К последним бежал Митридат при императоре Клавдии, он рассказывал, что в соседстве с ними живут талы (Thalos)».

Является ли противоречием упоминание Плинием савроматов вместо аорсов, к которым, согласно Тациту, бежал Митридат?

Если мы вспомним, что Плиний отождествляет сарматов и савроматов и прямо включает в число сарматов (савроматов) аорсов, то из этого становится ясно, что савроматами, к которым бежал Митридат, он называет племя аорсов. Принадлежность савроматов (аорсов) именно к ираноязычным племенам подтверждается и последующим сообщением Гая Юлия Солина о том, что «за живущими в Азии савроматами, которые дали убежище Митридату и происходят от мидян, талы граничат с теми племенами, которые на востоке достигают устьев Каспийского моря...».

Таким образом, на основании данных Страбона и Плиния, четко прослеживается продвижение аорсов в горы Центрального Кавказа. Последний раз аорсы упоминаются в 49 г. н. э. Тацитом в связи с вышеупомянутой войной Рима с Митридатом Боспорским, после чего на их месте всюду появляются аланы.

Вместе с именем аорсов вскоре исчезает и племенное название сираков, на месте которых также появляется имя алан. Очевидно, после поражения в 49 г. н. э. сираки не смогли сохранить свою политическую самостоятельность, и вынуждены были подчиниться другим своим соплеменникам - аорсам (аланам), имя которых они и восприняли. Следовательно, поскольку сведения Страбона о Северном Кавказе восходят, в основном, к Эратосфену (276-194 гг. до н. э.) и Феофану Митиленскому (I в до н. э.), постольку появление алан (аорсов) на Северном Кавказе следует относить ко II в. до н. э. или, по крайней мере, к рубежу II-I вв. до н. э. Харматта появление аорсов и сираков в Восточной Европе датирует 130-125 гг. до н. э., что также согласуется со сделанным нами выводом.

Для идентичности аорсов и алан и их появления на Северном Кавказе важное значение приобретает одно сообщение китайского источника III в. н. э. Вэй Лио, созданного приблизительно в 239-265 гг. до н. э. В описании страны аорсов (алан), фигурирующей здесь под двойным наименованием - Яньцай и Аланья, источник содержит указание на то, что на западе аорсы-аланы граничат со страной Дацинь, т. е. Римской империей, откуда следует, что аланы простирались до Северного Кавказа, где они и сталкивались с римлянами. Этот источник также подтверждает, что уже в лице аорсов аланы были на Северном Кавказе.

Обращает на себя внимание этноним «тал», упоминаемый Плинием и Соляном в качестве восточных или, возможно, юго-восточных соседей аорсов. Это имя было уже отождествлено в исторической литературе с именем дивали Пейтингеровой таблицы, уалами (валами) Птолемея, валлами самого Плиния и двалк Моисея Хоренского.

Нельзя не согласиться с В. Н. Гамрекели в том, что этническое имя Тал своим общим обликом напоминает осетинское «туал», равнозначное грузинскому «двали». Поскольку Митридат слышал это имя от ираноязычного племени аорсов (В. Н. Гамрекели также допускает, что Митридат мог слышать имя «тал» от ираноязычного племени, хотя и не называет аорсов), то «вполне логично видеть в имени «тал» форму идентичную осетинскому «туал», являющегося в свою очередь параллелью (Грузинской формы этнонима «двали». В. Н. Гамрекели правильно обратил внимание на то, что у Плиния сохраняется даже такая фонетическая тонкость, как придыхательное, точно соответствующее осетинской форме туал. Отсутствие гласного «у» в имени «тал», в сравнении с осетинским «туал», не мешает отождествлению тал-туал, ибо «у античных писателей неоднократны случаи выпадения отдельных гласных...».

Племенное название тал в форме валлы Плиний называет и в другом месте:
«За Кавказскими воротами (Дарьяльским ущельем - Ю. Г.) в Гурдинских горах живут валлы и суавы (сваны); племена незнакомые с культурой, однако умеющие добывать золото в рудниках, от них до самого Понта живет множество гениохийских и потом ахейских племен. Таковым представляется один из наиболее славных уголков вселенной».

Имя валлов Плиния с позднейшими двалами было впервые отождествлено В. Сен-Мартеном, рассматривавшим двалов как одно из «трех больших подразделений осетинского народа». Идентичность валлов с двалами разделялась также И. Шопеном, И. Марквартом, Томашеком, а в настоящее время - В. Н. Гамрекели, но уже с различной трактовкой этнической принадлежности. Упоминание Плинием двалов под двумя названиями, хотя и связанных между собой фонетически, и в разных контекстах, территориально относящихся к одному месту, свидетельствует о том, что Плиний пользовался различными источниками. И если в первом случае Плиний прямо называет своего информатора, Митридата который мог слышать имя тал (осет. туал) от ираноязычных аорсов (алан), то во втором случае он мог получить сведения о двалах из грузинских источников, ибо этноним валлы (Valli-Vali) фонетически очень близок к грузинскому названию двалов - двали.

Для нас в данном случае важно подчеркнуть, что аорсы (аланы) непосредственно соседили с двалами. Это подтверждается и Птолемеем, который помещает двалов (валов) рядом с оринеями (ораны Плиния, аланы, но Херрманну) в соседстве с тушами (тусками) и дидоями (дидурами). Сведения Плиния, Птолемея и Солина опровергают утверждение В. Н. Гамрекели о том, что «аланы и асы, по имеющимся свидетельствам античных писателей, в I в. н. э. и ранее не соприкасаются с туал-валл-уалами, т. е. двалами и постольку признать двалов аланским племенем или «осколком» алан-асс нет никакого основания».

Необходимо отметить, что сведения античных писателей не оставляют сомнений в массовом проникновении сарматских племен в последних веках до н. э. на Северный Кавказ, откуда они продвигались в отдельные районы Закавказья.

Страбон сообщает, что часть «фракийцев, называемая сарапарами или головорезами, жила за Арменией в соседстве с гураниями и мидийцами. Сарапары звероподобны и неукротимы, живут в горах подобно скифам; отрубают головы и снимают черепа, что означается словом сарапары».

Сарапары, конечно, ничего не имеют общего с фракийцами; об этом говорит как упоминание Плинием этого племенного названия (Saraparae) среди сако-массагетских племен Средней Азии, так и этимология этого наименования. Имя сарапар явно скифо-сарматское. По-осетински сæрæппар означает «сбрасывающий головы», т. е. головорез. Из этого явствует, что сарапарами называли какое-то сарматское (скифское?) племя, проникшее в Закавказье.

Сарапаров под именем кефалотомов (греч. «головорез») знает и Плиний, который говорит, что между Диоскуриадой (Севастополем) и Гераклеей живут ахейцы, марды, керкеты, за ними - серры и кефалотомы. Поскольку перечень племен Плиний ведет с юга на север, то трудно согласиться с Я. А. Манандяном в том, что это свидетельство Плиния относится к проникшим из Колхиды сиракам. Я. А. Манандян исходит из того, что рядом с сираками упоминаются кефалотомы, которые тождественны с сарапарами Страбона, жившими в районах северо-западной Армении. Локализация кефалотомов (сарапаров) вместе с сираками (серры) за керкетами определенно указывает на районы Прикубанья, откуда сарапары вместе с сираками и могли проникнуть в районы северо-западной Армении.

В топонимике Закавказья отложилось и название одного из крупнейших сарматских племен - сираков. Клавдий Птолемей в числе областей Великой Армении, в пространстве между Евфратом, Курой и Араксом называет Сиракену рядом с Сакапеной (очевидно Сакасена других авторов), локализуя ее по нижнему течению реки Куры. От имени сираков получила свое название и древнеармянская область Ширак, владетелями которой в одно время были Камсараканы, чье имя носит явно североиранский (скифо-сарматский) облик. На близость названия Ширака к этническому наименованию сираки впервые обратил внимание К. Патканов, который писал, что эта область получила свое название от народа сираков, живших «по Птолемею, Страбону и Тациту у Северного Кавказа и делавших постоянные вторжения в Армению, где часть их, вероятно осталась жить».

Как и аорсы, сираки впервые также упоминаются Страбоном, помещающим их вместе с аорсами между Меотидой и Кавказом. В другом месте, уточняя их локализацию, Страбон пишет, что сираки живут по Ахардею, который «вытекает с Кавказа и впадает в Меотиду». Река Ахардей обычно отождествляется с Манычем, однако, если исходить из сообщения Страбона и последующей локализации сираков, то под Ахардеем следует признать, скорее всего, реку Кубань с притоками.

Помпоний Мела локализует сираков в Восточном Приазовье и называет их сирахами (Sirachi): «Побережье, идущее изгибом от Босфора до Танаиса, заселяют меотики (мeoты - Ю. Г.), фаты, сирахи, фикоры и ближе всех к устью реки, иксаматы (Ixarnatae)». За Помпонием Мела по всей вероятности следует и Клавдий Птолемей, который сообщает, что сираки, называемые им сиракенами, находятся к югу от народа яксаматов (иксиматы Мелы), живущего вдоль южного поворота реки Тамаиса.

Упоминает сираков и Плиний Старший, помещающей их вместе со скифами-сардами в районе нижнего течения реки Буга. Однако, из-за смешения им двух Гипанисов (Южного Буга и Кубани), довольно часто наблюдаемого в античной историографии, трудно определить - относится ли эта локализация к Южному Бугу или низовьям Кубани. Учитывая данные Мелы и Птолемея, а также Страбона, последнее представляется более вероятным, хотя и не исключено, что часть сираков вместе с другими сарматскими племенами могла находиться также на северном побережье Черного моря. Это тем более вероятно, что Плиний называет аорсов на Дунае, что не встречается у других античных писателей. Во всяком случае, основной территорией обитания сираков были, безусловно, районы Прикубанья.

По данным классических авторов, сираки - одно из сарматских племен. Для характеристики их этнической принадлежности и места, откуда они продвинулись в Прикубанье, важное значение имеет упоминание Полиеном сакского (скифского) царя Сирака, табунщик которого завел войско персидского царя Дария в безводную степь. Имя Сирак, несомненно, связано с названием одного из сакских (скифских) племен. Принадлежность сираков к скифо-сарматскому миру подтверждается и этимологией этого племенного названия. В основе данного этнонима (греч. сиракой) лежит аланско-осетинское sirag сираг - «идущий, танцующий плавно», «иноходец» и т. д. В связи с такой интерпретацией имени сираков, заслуживает внимания упоминание Страбоном сиракских равнин.

Начиная с середины 1 в. н. э. имя сираков начинает заменяться именем алан и ко II в. н. э. этот процесс можно считать завершенным. Как уже указывалось выше, последний раз сираки упоминаются в 49 г. н. э. в связи с неудавшейся попыткой Митридата II (Боспорского) вернуть власть в Боспорском царстве. Сираки поддерживали Митридата, однако вынуждены были покинуть его, не рассчитывая на успех в борьбе с объединенными силами римлян и аорсов. Правда, в происходящей из Танаиса надписи 193 т. н. э. говорится о победе боспорского царя Савромата II над скифами и сираками, однако тогда сираки могли уже быть частью алан.

Пребывание ираноязычных племен в Прикубанье прослеживается как по данным письменных источников, так и топонимики. В верховьях Кубани и дальше на запад встречаются названия рек, местностей, перевалов, объясняемых из осетинского языка, что с несомненностью ставит вопрос о пребывании здесь предков осетин. Однако В. А. Кузнецов, утверждает, что «такое представление об этническом составе населения верховьев Кубани создает впечатление, что это население было сплошь алано-осетинским, ираноязычным и однородным. Для коренного местного населения, обитавшего в верхнем Прикубанье испокон веков, не остается места».

Между тем, тот факт, что в верховьях Кубани некогда жили алано-осетины ни в коей мере не означает, что там жили только они. Вс. Миллер, например, оценивая значение древнеосетинской Зеленчукокой надписи X в., писал:
«На основании рассмотренного нами памятника, мы можем заключить, что одним из элементов населения были некогда предки современных осетин - аланы или ясы, - знавшие греческие письмена и делавшие попытки выражать ими звуки родного языка».


В. И. Абаев также отмечает, что в прошлом осетинское население было продвинуто далеко на запад, однако из этого не следует, что население к западу от современной Северной Осетии было сплошь алано-осетинским. В своей статье «Поездка к верховьям Кубани, Баксана и Черека» он пишет, что наряду с топонимическими терминами, объясняемыми из осетинского или балкаро-карачевского языков, в этих районах имеется множество топонимов, чуждых и тому и другому языку в их современном состоянии и принадлежащих к более раннему этническому комплексу, а именно иберо-кавказскому.

Следовательно, признание присутствия алано-осетин в верховьях Кубани вовсе не отрицает существования там отличных от них этнических групп, принадлежавших, по всей видимости, к племени иберо-кавказского языкового круга.

Появление этнонима «аланы» в письменных источниках по Северному Причерноморью и Кавказу, как уже отмечалось выше, древние писатели связывают не с переселением, а с образованном мощного племенного союза из этнически родственных племен. Поэтому мы не видим оснований для противопоставления скифо-сарматского племени сираков аланам. Дело в том, что как иранская топонимика верховьев Кубани, так и племенное название сираков объясняются именно из осетинского, а не из другого какого-нибудь иранского языка. К тому же, на протяжении I-II вв. имя сираков, как и ряда других скифо-сарматских племен, покрывается именем алан, и впоследствии средневековые авторы знают в соседстве с абхазами и адыгскими племенами только алан.

В этой связи обращает на себя внимание рассказ Страбона о том, что когда Боспором владел Фарнак, то царь сираков Абеак выставил двадцать тысяч всадников, а царь аорсов Спадин - даже двести тысяч. Что же касается верхних аорсов, то они выставили «еще больше, так как они владели более обширной страной и господствовали, можно сказать, над наибольшей частью Каспийского побережья...». Отсутствие упоминания Страбоном сираков рядом с «верхними» аорсами, нам кажется, указывает на то, что греческий географ рассматривал сираков как часть аорсов. Принадлежность сираков к аорсам допускает и Ю. Юнге.

Если мы вспомним свидетельство Аммиана Марцеллина о том, что аланы делились на племена с различными названиями, то нельзя не согласиться с тем, что сираки были племенем этнически родственным аорсам, отличаясь от них, лишь своим этнонимом. С образованием аланского племенного союза сираки, как и аорсы, вошли в его состав, и именно оба эти племени явились, в первую очередь, этической основой северокавказских алан. Поэтому тот факт, что уже во II в. до н. э. алано-сарматские племена аорсов и сираков, составившие этническую основу северокавказских алан, частично локализуются на Северном Кавказе, ясно свидетельствует о существовании в это время аланского этнического элемента в этом районе.







Источник:Аланы и вопросы этногенеза осетин.Ю.С.Гаглойти





Днепр вернулся в Украину
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама