.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Единицы измерения и размерные модули северокавказского традиционного жилища
Дмитриев В.А.

Единицы измерения и размерные модули северокавказского традиционного жилищаТрадиционное жилище народов Северного Кавказа во второй половине XIX - начале XX вв. имело несколько типологических разновидностей, сохраняя однорядную планировку. На равнине было распространено турлучное вытянутое в плане жилище с двух или четырехскатной крышей. Оно имело две разновидности планировки - на западе у адыгских народов преобладало однокамерное жилище, либо с наличием отдельных построек для родителей и женатых сыновей и гостей, либо эти помещения пристраивались друг к другу так, чтобы образовывался вытянутый в одну линию «длинный дом». На востоке у осетин, ингушей, чеченцев преобладал двухкамерный дом, оба помещения имели, как указывается в литературе, самостоятельный выход, но полевой материал показывает также, что чеченское двухкамерное турлучное жилище начала XX в. имело и сообщающиеся комнаты, хозяйскую и гостевую с проходом через первую.

В горах Северо-Западного Кавказа и Восточной Чечни было известно несколько вариантов срубного жилища, среди которых как особый тип выделяется многокамерное карачаевское жилище с крытым двором. Его ранней формой могло быть однокамерное срубное жилище.

Камерные жилища были представлены либо в виде жилой башни, или как одно или двух этажной постройкой с плоской земляной крышей. Такой тип жилища в дореволюционной литературе имел наименование «горской сакли». С присоединением края к России башни быстро становятся анахронизмом. Каменное жилище с горизонтальным типом планировки сохраняет значение ведущего типа жилой постройки в горной зоне Северной Осетии, в Балкарии, в несколько меньшей степени в Чечено-Ингушетии.

Северокавказское традиционное жилище, в отличие от памятников средневековой башенной архитектуры, в меньшей степени обладало соразмерностью. Требования к его размерам и пропорциям не были строгими, т.к. от них не зависели ни конструкция дома, ни строительные приемы. Отсутствие фундамента, потолочного перекрытия, сниженная роль стен как несущего элемента конструкции, конструкционная простота строения не требовали ни специального архитектурного решения, ни особо высокой квалификации строителей. Особенно просты были турлучные дома, строившиеся в расчете на небольшой срок. Косвенно о конструкционной простоте северокавказского жилища говорит тот факт, что строительству дома сопутствовал обычай совместного труда родственников и соседей, участвовавших практически во всех строительных операциях. Ни удобством, ни красотой традиционное жилище народов Северного Кавказа не отличалось, что обязательно отмечалось исследователями. В литературе можно встретить соответствующие характеристики различных авторов. Они писали, что у западных адыгов традиционный тип жилища можно «сыскать только среди беднейшей части населения»; у шапсугов «дома старой довольно убогой внешности»; осетины жили в «самых простых саклях, построенных кое-как», «в кукольном домике доживает свой век бедняк»; у ингушей были «полутемные тесные сакли».

Вместе с тем в северокавказском жилище отмечается особое постоянство планировки, размещения предметов интерьера, и главное, постоянство размеров жилища. А.А.Миллер применительно к жилищу западных адыгов писал, что оно «имеет ряд стойких и определенных признаков, к которым относится материал, способ постройки, внутреннее расположение, размеры, и наконец, наиболее существенная особенность, устройство очага. И на востоке края, у чеченцев, отмечается то же стремление к постоянству. Полевые материалы показывают, что при строительстве нового дома на него строго переносились размеры старого жилища по внешнему периметру. Делалось это при помощи отметки на палке или веревки. Такой подход, несомненно, подразумевает существование строгого понимания размеров того пространства, которое создаст человеку его дом. Это пространство имеет свои стабильные размеры и, следовательно, меры, которыми измерялось, и в которых оно могло быть осознанным.

В связи со сказанным, однако, приходится с сожалением констатировать, что, несмотря на длительный период изучения северокавказского жилища и серьезные достижения в этой области, такой, казалось бы наглядный признак, как размеры дома, не получил должного освещения. Обмерам жилища в полевой практике стабильно отводится важная, но вспомогательная роль - способствовать точному фиксированию облика и организации строения. Поэтому очень часто внимание исследователей к размерам жилища ослабевало после стадии полевой фиксации материала, в ходе которой размерные характеристики получали графическое выражение различной степени точности.

Исходя из вышеизложенного, каждое измерение следует рассмотреть, несмотря на его внешнюю точность, как число статистическое, неопределенное, т.е. реальное в определенном интервале чисел. Такая особенность объясняется тем, что полученное измерение должно учитывать возможность ошибки современных приемов обмера, изменение размеров дома по сравнению с первоначальными за время его существования, несовпадением реального облика жилища с тем, каким оно представлялось его строителям перед постройкой. Предполагаемый размах колебаний размеров, для которых они реальны, не беспределен и определится величиной средней статистической ошибки совокупности наблюдений. Присовокупляя упомянутый показатель к каждому измерению, мы превращаем последнее в величину с размахом ± So. При этом области существования каждого измерения накладываются одна на другую, образуя несколько зон такого взаимного наложения. Каждая из этих зон связана с существованием кратно повторенной величины какой-то единицы, которой пользовались строители дома, т.е. основной линейной меры, применявшейся традиционно и как все народные меры, отличающейся неопределенностью, выраженной тем же показателем So. Выявление традиционных мер производилось исследователями и ранее, но при этом им неоправданно придавалась точность, как и мерам современным, нетрадиционным.

В результате соответствующих изысканий нами были выявлены следующие единицы измерения, которые применялись при строительстве жилища народов Северного Кавказа.

Чеченское жилище равнинной зоны 0,50 ±0,10 м.
и предгорий 0,65 ± 0,25 м.
Осетинское горное жилище 1,4 ± 0,25 м.
Балкарское жилище Карачаевское жилище 1,5 ± 0,13
Кабардинское 0,5 ± 0,12
Западноадыгское 0,5 ± 0,12

Здесь выявляются две группы единиц с центрами 0,5 - 0,65 м и 1,4 - 1,5 м, каждой из которых присуще определенное толкование. Вероятнее всего каждый из размеров относится к так называемым «естественным» единицам измерения, исходящим из антропометрических характеристик. По своим величинам они могут быть определены как локоть и величина размаха рук, которые были хорошо известны традиционной метрологии народов Северного Кавказа и применялись в строительном деле, будучи преимущественно мужскими мерами длины. Существуют данные, подтверждающие достоверность выявленных выше единиц. До настоящего момента сохраняются воспоминания о том, что у чеченцев размеры жилого помещения измерялись в локтях: оптимальные размеры комнаты составляют 8x8 дол (локтей), что дает длину одной из сторон ее в 4 м., т.е. величину в измерениях наиболее часто встречающуюся (13, сел.Мескеты). Локоть издавна применяли и осетины при строительстве жилых и оборонительных сооружений, о чем существуют свидетельства путешественников XVIII в. К сожалению, труднее прослеживается применение локтя в строительстве адыгского турлучного дома.

Следует отметить, что полученная нами в процессе вычисления мерная вероятнее всего может рассматриваться как локоть, хотя в непосредственных наблюдениях начала XX в. последний не фигурирует в числе мер, применявшихся строителями. А.А.Миллером при описании адыгейского турлучного дома упоминается пядь, применявшаяся при расстановке опорных кольев плетневой основы стены дома. Он же упоминает и такую меру, как шаг. Опорные столбы терассы устанавливались на расстоянии одного шага друг от друга и от стены фасадного дома, и на расстоянии два шага от торцовых стен. Пядь - расстояние между большим и указательным раздвинутыми пальцами, - была очень устойчивой и часто применяемой мерой в изготовлении плетня по всей равнинной зоне Северного Кавказа, независимо от того, использовался ли плетень в строительстве дома или служил изгородью усадьбы. Зафиксировано пользование пядью кабардинцами при определении расстоянии между несущими кольями в изгороди. До настоящего момента у чеченцев Ножай-Юртовского района при изготовлении плетня самой сложной и красивой формы толстые прутья, определяющие узорный облик забора, пропускаются через одну пядь. Соответственно, в вычисленной нами мере 0,5±0,12 следует увидеть пядь, выступающую кратной величиной и укладывающейся в длину локтя 3 или 4 раза.

По размерам карачаевского и балкарского жилищ прослеживается применение в качестве меры размаха рук - къулаи. В то же время можно предположить и широкое использование такой меры, как «джары къулаи», равной половине размаха рук. Арифметически «джары къулаи» практически равен русскому аршину. На эту мысль нас наталкивает числовая соразмерность карачаевского жилища в одном из его описаний. «Дома зажиточных карачаевцев состоят из 9 отдельно составленных вместе помещений, размером 6x9 аршин и кладовой 6x3 аршина. В этом случае не только получается жилище с отношением сторон 1:2, соблюдаемым и в размерах кладовой, но и ширина кладовой, составляющая 1/4 длины дома, выступает как модуль членения длины дома по гармоническому принципу.

Таким образом, мы видим, что для тюркоязычного населения Северного Кавказа более характерно было применение в строительстве величины размах рук или се половине, а для остальных народов более свойственно использование как единицы измерения - локтя и, возможно, еще шага. Повсеместно использовалась пядь.

Отсутствие практики предварительной разметки и первоначальных измерений, свойственных строительному делу северокавказских народов, особенно заметно при рассмотрении такого признака жилища, как высота дома, состоящей из высоты стен и высоты перекрытия. Последняя величина достаточно четко определяется. Островерхие крыши, в которых высота составляет половину основания, были характерны для равнин и предгорий Северо-Западного Кавказа. Пологая двускатная земляная крыша была свойственна карачаевским домам, балкарским жилищам Баксанского и отчасти Чегемского ущелий, а также чеченским жилищам равнины. К востоку от Баксанского ущелья до границ с Дагестаном преобладало плоское перекрытие.

Несмотря на то, что потолок не был присущ конструкции северокавказского традиционного жилища подстропильные или поперечные балки имели место и в домах с высокой крышей и малой толщиной кровли, и в домах с пологой или плоской крышей, но имевшей мощное земляное перекрытие. И если высота кровли определялось технологическими особенностями, связанными с климатическими особенностями и материалом, то высота стен, в первую очередь, отвечала пространственным потребностям человека.

Обмеры высоты стен традиционных домов показали, что в среднем эта величина колебалась относительно размера 2,2 м (превышающие это значение величины преимущественно встречаются в срубном жилище). Эта высота, несомненно, исходила из мужского роста. В фототеке ГМЭ имеется большое число фотографий по разным народам Северного Кавказа, на которых перед домами стоят люди. На всех фотографиях нижняя часть кровли находится чуть выше головы стоящего мужчины в папахе. По сообщениям информаторов в различных селениях высота потолка в домах, сейчас оцениваемых как старые, «царского» времени должна была быть чуть выше головы человека, а в современном доме потолок должен доставаться рукой.

Фотоматериалы позволяют соотнести рост человека и высоту дверного проема. Как правило, высота двери равнялась росту мужчины, или была меньше его. Очевидно, более традиционны низкие двери. В башнях, конструкциях ранних, размеры входного проема выглядят как минимально возможные. Чеченское жилище середины - конца XIX в. имело маленький дверной проем, в котором торчал конец бревна, горящего в очаге.

Характер отопления, горевший в центре очаг или пристенный камин, требовал для сохранения тепла малых размеров дверного проема и окон. Строение стен также не позволяло иметь большие двери. Конструкция двери была однообразна. Одностворчатая или двустворчатая дверь с находящими друг на друга створками, находилась в дверной коробке и имела выступы, вращающиеся в гнездах притолоки и порога. В фондах ГМЭ имеется один экземпляр такой двери с размерами 1,64 высотой и шириной 0,43 и 0,50 м. Створки закрываются внахлест. Приведенные обмеры дверных проемов, проведенные по разным источникам, позволяют говорить о том, что указанные меры являются средними.

Как указывалось, дверной проем кавказского дома был невысок. Почти все очевидцы отмечают, что «непривычному к поклонам и оббиванию порогов человеку приходится часто иметь на лбу шишки». Средняя высота двери определяет такую высоту дверного проема, в которую человек среднего роста входит пригнувшись, склонив голову, как бы кланяясь дому. Не случайно в осетинском эпосе говорится о том, что легендарные нарты «строили свои дома, и выражая непокорность богу, они подняли бревна косяков, чтобы и на миг не наклонить голов, чтобы никогда на собственном пороге не появилась даже мысль о боге». Возможно, здесь мы сталкиваемся с культом двери, известным на Кавказе и в других районах земного шара. Почитание двери выражалось в нанесении изображений на притолоке двери или арочном ее завершении. На двери, точнее на притолоке кунацкой гость оставлял вырезанным свой родовой знак. У балкарцев при строительстве жилища под порогом зарывали в качестве оберега яйцо или амулет «дуа», на пороге прибивалась подкова. В современных адыгейских селениях можно увидеть подкову, прибитой у входа на усадьбу с внутренней стороны забора, справа от калитки. Распространен был обычай, согласно которому невеста, переступая порог дома жениха, должна была переступить через железный предмет. У соседей чеченцев и ингушей, грузин-хевсур над притолокой входной двери прибивалась отрубленная рука кровника, что передавало дому его силу.

Суммируя сказанное, можно отметить, что высота двери представляет собой размер, производный от антропометрической величины роста человека с учетом выполнения сакральных функций.

Не удалось установить даже намека на то, что размеры оконного проема как-то связаны с размерами жилища или его частей. Окна в традиционном жилище не выступают как организующее начало, о чем может говорить и беспорядочное их расположение. Однако в этой беспорядочности имеется одна закономерность, выявляющаяся при сравнении традиционного и современного жилища. Значительно различается высота, на которой находится окно. Если высота подоконника современного дома колеблется относительно величины от полутора метров, то окно старого дома находилось на высоте 0,7 - 0,9, максимум 1,12 м от уровня земли. Рассматривая жилище как систему взаимосвязанных элементов конструкции, деталей интерьера, организации быта, нетрудно понять, чем вызвано это различие в высоте. Высота расположения окна имеет наиболее тесную связь с высотой основных предметов интерьера, они объединены в систему принятого вертикального членения жилища. Высота расположения окна соответствует высоте человека (мужчины), сидящего на стуле или скамье, принятой высоты. Для настоящего времени характерна европейская мебель, она является доминирующей; северокавказское жилище за годы XX века впитало в себя много элементов, заимствованных из русской и европейской культуры, что и отразилось в современных принципах членения вертикали дома.

Иное дело традиционное жилище и его мебель, и его оформление вертикали. Мебель традиционного жилища была столь же оригинальна, как и само жилище, и столь же приземлена. Мебель и предметы убранства жилища народов Северного Кавказа отличались малой высотой. Важным предметом интерьера был круглый или прямоугольный столик на трех ножках - «анэ» у адыгов, «фынг» у осетин, «тепси» у карачаевцев и т.д. Такие столики были очень широко распространены в разновременных памятниках от Анатолии до Монголии, на Кавказе они известны с XII в. Высота столиков, хранящихся в фондах ГМЭ, колеблется в пределах от 0,21 до 0,33 м при большом постоянстве размера столешницы. Еще меньшую высоту имели столики, предназначавшиеся для использования в помещениях при кошах. Она, как правило, не превышала 5 см.

Высоту около четверти метра имели нары карачаевского, балкарского, осетинского дома, на которых ночью спали, а днем они могли использоваться для сидения. Для старшего в доме мужчины или для почетного гостя в доме имелись разные кресла, кресла-диваны. Эти предметы покрывались искусной резьбой по дереву и относительно других предметов интерьера казались высокими. Тем не менее, высота их сидений составляла 0,27-0,42 м. Такие кресла располагались за очагом на почетной половине, и сидеть на них запрещалось всем, кроме старшего в доме. Женщины в отсутствии мужчин могли присесть на низенькую скамейку, высотой почти в два раза меньше, чем почетное кресло.

У чеченцев такие низкие скамеечки использовались и мужчинами, а старики предпочитают их до сих пор. Примечательно, что информаторы чеченцы, беседуя с гостем некавказского происхождения, выносят для него во двор вместо стола обыкновенную табуретку, в качестве стула табуретку пониже, уже для него непривычную, а сами устраиваются на низкой скамейке высотой около 20 см.

Разница в 15-20 см между двумя видами сиденья, очевидно, осознавалась как значимая и проявлялась в этимологии. Так, кабардинцы называли низкую скамейку «шэнт сухьэгер» - скамья для обеда, а диван - шэнт жьей - скамья для спанья.

В значительной мере существование низкой мебели и вообще «приземленность» быта северокавказского жилища были вызваны наличием центрального углубленного очага или пристенного камина, служивших и для обогрева дома и для приготовления пищи. Даже, если очаг был снабжен дымарем, дым расходился по помещению, заставляя человека держаться ближе к полу. Малая эффективность открытого очага, неудобства с ним связанные, во многом определяв к низкую комфортность традиционного жилища.

Очаг выступает в жилище как его организующий центр, он разделяет жилище на мужскую и женскую, на почетную и непочетную части, является предметом семейного культа. Положение очага в доме раскрывает установки, принятые народом для организации пространства и связанные преимущественно с оппозицией «право» - «лево»; такую же организующую роль играл и исторически поздний камин, но уже в меньшей степени. Нам представляется, что роль очага в организации пространства и горизонтальном плане, и по вертикали могла быть большей, чем выражение бинарных оппозиций. В положении очага должны, несомненно, раскрываться и размерные характеристики выделяемых частей жилища. Однако, для ответа на этот вопрос мы не имеем достаточного количества фактических данных.

Низкая комфортность традиционного жилища народов Северного Кавказа была одной из причин, по которой в строительстве на селе с конца XIX века проходит серьезная реконструкция, ход которой был связан с усвоением русских заимствований. Эволюция жилища по направлению к созданию современного сельского дома шла по нескольким линиям, связанными между собой системными отношениями.

Для современного дома свойственны следующие отличия от традиционного, имеющие отношение к его размерной организации: жилище приподнято от земли фундаментом, имеет потолок; дом оснащен большими светлыми окнами, типовое строительство унифицировало размеры окон и дверей; для отопления и приготовления пиши используется печь-плита (дома последних лет постройки имеют автономное паровое отопление); в интерьере дома утвердилась европейская мебель, в особенности высокие столы на 4-х ножках; неразделенность помещения сменилась многокомнатной планировкой. Все это привело к увеличению площади и объема комнат, увеличению высоты потолка до 2,3-2,7 м, и следовательно, высоты стен дома до 2,7-2,9 м, а дверного проема до 2,2 м. Особо надо отметить применение современных материалов, таких, как обожженный кирпич, размеры которого являются малым размерным модулем дома. В ряде районов модулем является размер саманного кирпича или отесанного камня.

Наблюдается унифицированность внешних размеров жилища одновременно с их увеличением. Преобладающим являются дом-крестовик квадратного плана. Опрос строителей показал, что сейчас они предпочитают пользоваться европейской метрической системой, одновременно руководствуясь принятыми в селении размерами жилища, или стараясь их превзойти. Разметка стен жилища происходит с учетом количества комнат и их размеров. Основным (большим) модулем в настоящее время можно считать фасадную стену дома, имеющую два окна. На таком отрезке стены дома может находиться и одно окно, но тогда оно расположено в середине.

Вычисления по обмерам параметров основания современных домов равнинных кабардинских, осетинских и чеченских селений показали, что значение статистической ошибки не отличается от такого же показателя по традиционному жилищу. Это говорит о том, что последний показатель связан преимущественно с точностью применяемой меры при строительстве. Вычисленная нами мера вписывается размерами в интервал 0,55±0,12 м. На первый взгляд, размер вычисленной меры говорит о сохраняющейся приверженности традиционной единице измерения. Однако, надо отметить, что большинству строителей, преимущественно родившихся уже в послевоенное время, традиционные меры неизвестны. Скорее наблюдается своеобразный синкретизм применения современной системы мер, принятой опоры на модульную организацию пространства, ограниченную жилищем и теми размерами пространства, которые были свойственны традиционному представлению о размерах дома или его частей. Об этом может свидетельствовать тот факт, что математически увеличившиеся размеры современного чеченского жилища, с его комнатами площадью 5,5x6 м в среднем гораздо легче объяснить возрастанием исходной размерной единицы (до метра), чем возрастанием числа единиц.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
1.К о б ы ч е в В. П. Поселения и жилища народов Северного Кавказа в XIX XX вв. М.: «Наука», 1982.
2.М и л л е р А. А. Черкесские постройки. // МЭР.Пч., 1914.Т.2.
3.С т у д е н с ц к а я Е. Н. Современное кабардинское жилище. // СЭ, 1948, 4.
4.Б е р т е А. П. Чечня и чеченцы. // КК на 1860 г.Тифлис, 1859.
5.Иванов И. Чечня. // Москвитянин, 1851, 19-20.
6.Дмитриев В. А., Студенецкая Е. Н. Современное чеченское жилище. // Отражение этнических процессов в памятниках бытовой культуры. С., 1984.
7.Лавров Л. И. Формы жилища у народов Северо-Западного Кавказа до середины
8.в. // СЭ, 1951, 4.
9.К о б ы ч е в В. П. Типы жилища народов Северо-Западного Кавказа в середине
XIX в. // КЭС.М.: «Наука», 1972.Т.У.
10.ПодозерскийК. И. В Туапсинском и Сочинском округах. // ИКОИРГО, Тифлис, 1907.T.XVII,3.
11.В.Н.Л. Переходное состояние горцев Северного Кавказа. // НО, 1896, N 4216.
12.ГардановМ. К. Селение Христиановское в фактах жизни. // ИОНИИК. Владикавказ, 1925. Вып.!.
13.Семенов JI. П. Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925-1932 гг. Грозный, 1963.
14.Полевые материалы автора, 1985 г.
15.Соловьев В. А..Яхонтова В.Е. Элементарные методы обработки результатов измерений. ЛГУ, 1977.
16.Г а с т и н г с Н., П и к к о к Дж. Справочник по статистическим распределениям. М.: «Статистика», 1960.
17.Т о к а р с к и й Н. М. Об основной армянской линейной мере.
18.Осетины глазами русских и иностранных путешественников. Орджоникидзе, 1967.
19.М а м б е т о в Г. X. Материальная культура сельского населения Кабардино-Балкарии (вторая половина XIX-60-е годы XX в.). Нальчик: «Эльбрус», 1971.
20.А л и е в У. Карахалк. Ростов-на-Дону, 1927.
21.ГМЭ, фототека. NN Ф 92-13, 16; 212-20; 5315-18; 522-5.
22.ГМЭ. инв. — 2006-62, адыгейцы-бжедухи.
23.П р ж е в а л ь с к и й Н. Дагестан. Его нравы и обычаи. // BE, Ш.
24.Маркович В. И. Средневековые чеченские и ингушские петроглифы. // Материалы научной сессии, посвященной итогам археологических и этнографических исследований в 1964 г. в СССР. Баку, 1964.
25.К р у п н о в Е. И. Средневековая Ингушетия. М.: «Наука», 1971.
26.П о ж и д а е в В. П. Хозяйственный быт Кабарды. Воронеж, 1925.
27А с а н о в 10. Н. Поселения, жилища и хозяйственные постройки балкарцев (вторая половина XIX-40-е годы XX века). // Нальчик: «Эльбрус», 1976.
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама
растворители для флексокрасок;Музыкальная шкатулка купить: купить шкатулку для часов.;аргонная сварка в минске;воск новосибирск