.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Значение Индоарийского культурного наследия в духовном возрождения человечества
П. К. Козаев


«Если вспомнить, что осетины - последние потомки алан и через них - сармато-скифов, короче, последние представители многочисленной группы «северных иранцев», можно понять важность предпринятого исследования: в случае удачи оно даст возможность найти крупицы древней мифологии, о которой до сих пор забывали при сравнительном изучении старинных верований индоевропейцев, но которую, однако, столь, же важно знать как и родственные мифологии Персии и Индии».


Значение Индоарийского культурного наследия в духовном возрождения человечества На пороге нового столетия мы становимся свидетелями глубинных процессов в области духовной культуры человечества: сближения Востока и Запада. Европа как бы уставшая от стремительного движения к вершинам технического прогресса, решила перевести дыхание и жадно вбирает в себя гуманистическую философию Востока о человеке и боге, о вечных категориях добра и зла, света и тьмы, духа и разума. Истоки этой философии уходят корнями в седую древность, в Великую степь.

Над бескрайними просторами евроазийских степей простиралось бесконечное небо ариев и три, и четыре, и пять тысяч лет тому назад. Под этим небом зародилось арийское племя и арийский дух. Здесь в этой степи внимали арии древним мифами и древним богам. Отсюда обращались они к высоким горам и Великому богу. В этих горах, в Поднебесье, поле Зилахар избрали они обителью своих святых и героев. В борьбе и единстве степи и гор явился миру новый народ не раз, восстававший из пепла, пронесший через тысячелетия язык, религию и эпос «сынов Неба», вобравший в себя неписанную историю осетин, ставший жемчужиной поэтического гения потомков «вечно воинственных алан».

Это имя впервые упоминается в первом веке новой эры в связи с войной 49г. между аланорсами и сираками и производно от древнеиранского «ариана». Арийцы, как древнейшие скотоводы, выявляются в археологических культурах Северного Причерноморья и Предкавказья еще на рубеже 4-3 тыс. до н.э. Пять тысяч лет назад было взорвано безмолвие Великой степи. Арии гнали свои бесчисленные стада по евразийским просторам и в ночном небе над ними сверкали и переливались огнями Сириус-Тиштрия и Хафторенг-Хафтангур. Так начиналась история алан. Индоарии оставили им свое имя и эпос, бессмертных богов и Дхарму-Агьдау, неподвластную даже богине времени Кали.

Последние десятилетия ознаменовались новыми открытиями в области древней истории и культуры народов Кавказа и Индии. Все отчетливее вырисовываются контуры их воздействия на цивилизации древнего мира, их роль в процессе становления и развития древневосточных государственных образований. Особое значение придается участию индоарийцев в создании переднеазиатских цивилизаций. Стала возможной постановка вопроса о существовании древнейших архаичных форм государственности в Юго-Восточной Европе и на Кавказе в III - начале II тысячелетия до н.э. Все это подтверждает необходимость более глубокого и целенаправленного изучения возникновения и развития арийской идеологии.

Новейшие исследования отечественных ученых доказывают единство носителей раннебронзовой культуры Юго-Восточной Европы и индоарийцев, обладавших богатейшей духовной культурой, свидетельством которой являются монументальные эпические произведения, мифология и религиозные представления, философские учения и трактаты. Несомненно, что исследователи только подступают к решению важнейших проблем древней истории и культуры индоариев. Среди них наиболее достоверны знания о прародине индоариев, хотя, и в данном случае, ученые достаточно далеки от окончательной локализации ее в Предкавказье и Северном Причерноморье, несмотря на то, что подобная трактовка имеет наибольшее число сторонников. Относительное единство среди исследователей наблюдается и в определении времени существования индоарийских союзов племен в Юго-Восточной Европе и ухода их в Переднюю Азию в 18-17 вв. до н.э. То есть, на сегодняшний день можно, с той или иной степенью достоверности говорить о размещении индоариев во времени и в пространстве.

Существующая историография определяет скотоводческий характер, как доминирующий, в хозяйственной деятельности носителей хвалынской, предкавказского и причерноморского вариантов ямной и катакомбной культур. Вопросы же этнической и социальной истории индоариев в евразийской степени остаются в целом, малоизученными в силу, прежде всего, незначительности собранного по проблеме археологического материала и состояния ее изученности; возможности более полного использования исследователями памятников духовной культуры и письменных источников Индии и Передней Азии. Еще меньше известно на сегодня о политических образованиях в Юго-Восточной Европе и на Кавказе соответствующего периода. Не многим более известно науке и о пребывании индоарийцев в Передней Азии. Отрывочные сведения о Митаннийском царстве, господствующей арийской прослойке и предельно скудная информация об арийских богах в пантеоне индо-хурритского государства это то, чем располагает научный мир в настоящее время.

Еще более запутан вопрос о появлении ариев на Индостанском полуострове. Ученые не пришли к единому мнению ни по вопросу о числе миграций, ни по времени миграций, ни по составу племен и их уровню социально-экономического развития. Несомненно, что наши знания, прежде всего, зависят от привлечения новых источников и их информативности по интересующим нас проблемам. В этом смысле, первое, что следует предполагать - это широкомасштабные археологические исследования и недопустимость ограничения их временем ухода ариев в Переднюю Азию, ибо носители катакомбной культуры, как известно, продолжают занимать Предкавказье до 15-14 вв. до н.э., т.е. до продвижения на эти территории срубников.

Отступившая под натиском последних, часть катакомбников, как известно, концентрируется в предгорьях Западного и Центрального Кавказа, где их погребальные сооружения выявлены даже в районе г.Владикавказа и предгорной зоне Северной Осетии. Исследователи отмечают участие носителей катакомбной культуры в создании позднебронзовых культур Северного Кавказа. В античный период насельниками территорий индоариев оказываются скифы и савроматы, с которыми как античные авторы, так и современные исследователи связывают происхождение алан, принявших известное участие в этногенезе многих народов Кавказа.

Осетины же являются, чуть ли не единственными индоиранцами во всей Европе и на Кавказе. Тем большее недоумение вызывает почти полное игнорирование учеными духовного наследия кавказцев и, прежде всего, осетин, обладателей богатейшего эпоса о нартах. Исходя из чего, считаем закономерным постановку вопроса об обращении к эпике кавказцев с целью выявления определенных индокавказских фольклорных изоглосс и использования их как исторических источников.

Ведь было бы странно не предполагать отражения в духовной сфере потомков носителей ранних археологических культур их реально существовавшей истории. Отражая в гиперболизированной фантастической форме этнокультурную историю древних племен, эпос сохранил для нас ее основное содержание, отбросив все преходящее и второстепенное. Подобно археологическим культурам, Нартиада делится на самые различные пласты и они сплетались как сплетались тысячелетия назад судьбы древних племен и народов. Национальные версии эпоса фиксируют этнографические особенности сферы их сохранявшей. Историческое в этих версиях, основными из которых являются абхазская и осетинская (при антинартовском вайнахском), тем богаче, чем значительнее была роль предков данного народа в древнейший период. Абхазская версия возвеличивает 100 братьев и незаконнорожденного сына бога Солнца Зартыжвы - Сасрыкву, потомство слепого Хныша, которые предстают перед нами вместе с племенем аиргь. Осетинская версия возвеличивает пять братьев Ахсартаговых и супругу одного из них, противостоящих роду многочисленных Бората, точное число которых (100) доносят до нас каракалпакские материалы. Абсолютные аналоги мы находим в индоарийском эпосе Махабхарата, где 100 братьев, сыны слепого Дхритараштры и незаконнорожденный сын бога Солнца Сурьи - Карну противостоят пяти братьям пандавам. Сравнительный анализ древнейших мифов и эпоса о Бхарата с Нартиадой (эпос о Бората) позволил выделить первоначальное ядро нартовского эпоса. Пандавы - земное воплощение Индры, а кауравы - бога Шивы Натараджи. Полное совпадение образов и имен Индры с Сирданом, а Натараджи с тей-Шева Батырадзом предполагает единство их воплощений на земле. Индра-Сирдан племенной бог сираков - пандавов - иронов, а Натараджа-Батырадз - племенной бог хурритов - куру, бог Горных Вершин, бог Грозы и Войны хурро-урартов тей-Шеба. Вражда кауравов и пандавов - Ахсартагата и Алагата - воинов и жрецов - многочисленных против малочисленных есть отражение борьбы союзов племен, возглавляемых кавказцами-хурритами и индоариями сираками. Их отношения есть отношения борьбы и единства степи и гор, скотоводов и земледельцев - двух частей единого экономического организма - союза племен Северного Кавказа и Предкавказья. Страну нартов населяют индоарии, хурриты-субарту, халибы-амазонки, кашки, хатты, дандары-дарданы и другие предки современных кавказцев. Эпос о нартах включает в себя фольклор этих народов, их древние мифы.

Из первоначального ядра Нартиады вычленяются цикл сказаний о Гильгамеше, сюжеты Гомеровской Илиады (разрушение Трои-Трипурк - Уарпа), Энеиды, песни об Улликумми, мифы о Телепинусе и т.д. Хронологически формирование древнейшего махабхарато-нартовского ядра следует ограничить временем ухода индоариев на полуостров Индостан.

Махабхарато-нартовские параллели позволяют, опережая исследования археологов и лингвистов выдвинуть идею вхождения Закавказья в зону первоначального обитания индоариев. Данная территория, как и Северный Кавказ, издавна была заселена хурритами, хаттами и сираками, что, несомненно, придавало особую этническую окраску регионам. Имя же эпических нартов, очевидно, неотделимо от таких этнонимов, как хурарту, субарту, карту и должно связываться с Митанни-Ханигальбат, с племенем марту (нарту?!), называвшегося именем верховного божества-божества Грозы Марту, арийским эквивалентом которого является бог Шива Натараджа, а сотворенные им полубоги маруты - (вечно воинственное сопровождение Индры - Сирдана) - коллективные двойники нартов. Здесь, в Закавказье, распространен эпос Амираниани. Даже первичный анализ эпосов Индии и Кавказа о сынах Солнца Рама и Амра (Мхер) доказывает их общее происхождение и уход носителей рамаяновских эпических традиций с Кавказа, отражает историю могущества некогда значительного этноса рама-амра, поклонявшегося великому божеству Вишну-Шивине-Шамашу-Хамышу-Хнышу. Если Рамаяна и Махабхарата локализуются на Востоке и Западе Индии, то Амираниани и Нартиада - на юге и севере Кавказа. Единственным письменным источником, восходящим к мифам и преданиям народов Кавказа, является «Картлис Цховреба» Леонтия Мровели. Сопоставление сведений этого летописного памятника с эпосом о нартах и Амирано-Рамаяной освещает особую роль в Закавказье племен арменов-хаев периода расцвета куро-аракской культуры, выход племен этого союза в конце III тысячелетия до н.э. на Северный Кавказ, землю Субарту и столкновение их с древнеямниками-индоариями, формирование некоего протоиндиского этнического массива. В смешении десятков племен брала верх материальная культура кавказцев, при несомненном доминировании в идеологии индоевропейцев, ибо последняя всегда зависит от интересов господствующей части населения, господствующих материальных отношений. Сказанное подтверждает пример от осетинской версии Нартиады. Несомненно, арийским вкладом следует называть деление нартов на три рода: жрецов, воинов и земледельцев, и являющихся, отчасти, несомненным же отражением арийской действительности III-II тыс. до н.э. в Алазанской долине, где обитали племена «сæр», «къух» и «къах», т.е. этносы, чьи этнонимы обозначены части тела индоарийского Пуруша и из которых, по преданию, вышли вышеупомянутые касты-племена. Эти племенные наименования известны еще в средневековой Грузии, о память о древних членениях отразилась не у грузин, а в эпосе арийских потомков центрального Кавказа - иронов.

Кавказо-индийское эпическое единство, выявленное нами, может служить серьезнейшим аргументом для размещения прародины индоариев в Юго-Восточной Европе и на Кавказе. Такая локализация позволяет говорить о самых интенсивных связях носителей древнеямной и катакомбной культур с населением Кавказа и о зоне стыка, как зоне эпического творчества, культурного и экономического обмена, образования кавказо-индоаримских союзов племен.

Очевидно, от утвердившегося в науке представления о появлении ариев в Закавказье и Передней Азии в 18 в. до н.э. как первой миграции в свете новых данных, следует отказаться и считать ее вторичной, ибо первая известная нам волна приходится на 23 в. до н.э., на период появления в Закавказье носителей алазано-беденской культуры6 и кочевого племени марту, чье верховное божество, несомненно, входило в пантеон арийских богов Митаннийского царства наравне с Индрой, Варуной, Митрой, Насатья. Здесь эпическим полубогам индоариев противостоят нартовские черноголовые (саусарта), касситы (кадзита) и др. Отсюда уходят на Восток союзы племен, носителей амирано-рамаяновского и махарабхарато-нартовского циклов, расселившихся в долинах Инда и Ганга.

Последний этап миграций с исторической прародины был предопределен мощным натиском племен носителей срубной культуры 15 - 14 вв. до н.э. «Народы моря», во главе с индоарийским племенем Индры-Сирдана, громят переднеазиатские государства и появляются как военные наемники в головных уборах нартовских героев, сперва в Египте, а потом на Аппенинском полуострове, как сирданы-турша, оставив свое имя острову Сирдания (Сардиния). В Индии и на Центральном Кавказе открывается перед нами затерянный мир древних ариев. Этот мир отличает высокий дух и бессмертное искусство, бесценные сокровища устного народного творчества, частицы которого мы находим во многих уголках Ойкумены. В Юго-Восточной Европе и на Кавказе, в Передней Азии (Сирская земля и Армянское нагорье), в Индостане и Италии нас ждут бесчисленные находки и открытия. Здесь должны вести свою работу совместные международные археолого-этнографические экспедиции, нужна совместная работа ученых разных стран над письменными и фольклорными источниками, нужна научно-организованная, скрупулезная работа по восстановлению древнейших этапов истории индоарийских союзов племен, их идеологии, всего духовного наследия.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Дюмезиль Ж. «Осетинский эпос и мифология», М. 1977, стр.17.

2. Мерперт Н.Я. «Энеолит юга СССР и евразийские степи». В кн.: Энеолит СССР, М., 1982, стр.321-331; Кузьмина Е.Е. «Сложение скотоводческого хозяйства в степях Евразии и реконструкция социальной структуры общества древнейших пастушеских племен». В кн.: «Материалы по хозяйству и общественному строю племен Южного Урала», Уфа, 1981, стр. 23-43

3. Косамби Д. «Культура и цивилизация Древней Индии», М., 1968, стр.86-96. Бонгард-Левин Г.М. «Древняя Индия», М., 1969, стр.114-127.

4. Марковин В.И. «Культура племен Северного Кавказа в эпоху бронзы (II тыс. до н.э.)», №.. 1960, стр.140-141.

5. Козаев П К. «Нартовский эпос как исторический источник». В кн.: «Проблемы хронологии археологических памятников Северного Кавказа», Орджоникидзе, 1985, стр.70-78.

6. Джапаридзе О.М. «На заре этнокультурной истории Кавказа», Тб„ 1989, стр.379-381.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама
оборудование для накатки/нарезки резьбы на гайки