.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Аланы и ирано-византийские отношения в VI-VII вв.
В жизнь ромеев и мидийцев вторглась война, этот источник бедствий, можно сказать, пристанище всех несчастий, основной нарушитель жизни.
Феофилакт Симокатта, История, кн. 3, 9

Шестое столетие является временем расцвета или, собственно, демографического взрыва для того населения северокавказских гор и предгорий, которое принято отождествлять с аланами. Если для V в. все пункты, откуда происходят интересующие нас древности, можно пересчитать по пальцам, а количество погребений лишь очень незначительно превышает число могильников, то для VI-IX вв. археологическая карта уже насыщена памятниками - сотни поселений и могильников, сотни погребений в могильниках, памятники xapaктеризуют разнообразие вещей, их достаточно четкие даты и ареалы при ощутимой локальной специфике. Исследование этого яркого периода существования на Северном Кавказе аланской культуры поднимает большое количество интересных и дискуссионных проблем, часть которых мы постараемся осветить.

И почти как парадокс - очень сдержанные данные письменных источников: история населения VI-IX вв, может быть воссоздана нами в основном на археологическом материале.

О всех событиях, происходивших за Кавказским хребтом (если смотреть глазами византийцев и иранцев), мы узнаем только в связи с событиями международной жизни VI-VII вв., когда интересы крупнейших держав мира того времени - Византии и Сасанидского Ирана - столкнулись на Кавказе. Историки раннего средневековья знали значительно больше об интересующих нас народах, чем мы можем предположить, но, к нашему величайшему сожалению, далеко не все сведения, которыми они располагали, нашли отражение в источниках, посвященных по преимуществу политической ситуации на Черноморском побережье Кавказа. Они прекрасно осведомлены о расстановке сил и общем положении описываемых народов, но из этих текстов удается извлечь лишь крупицы информации, представляющей для нас интерес в контексте данной работы. Для VI в. сведения черпаем мы в ряде сочинений Прокопия, Менандра, Агафия, Феофилакта Симокатты, Феофана и Захария Ритора.

Территорию, занятую аланами, Прокопий определяет от пределов Кавказа до Каспийских ворот (я солидарна с точкой зрения Ю. Кулаковского, М. И. Артамонова, Г. В. Вернадского, Ю. С. Гаглойти о том, что речь здесь идет о Дарьяльском проходе, а не о Дербенте, как полагали В. Ф. Миллер, В. А. Кузнецов и Я. А. Федоров), Вторит ему и Захарий Ритор: «За воротами бургары со [своим] языком, народ языческий и варварский, у них есть города; и аланы - у них пять городов... Авгар, сабир, бургар, алан, куртаргар, авар, хасар, дирмар, сирургур, баграсик, кулас, абдел, эфталит - эти тринадцать народов живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверьми и орудием».

Граничат аланы в горах Кавказа со сванами и врухами, а на севере - с гуннами и савирами. У Агафия для середины VI в. идет речь о намерении византийского военачальника Сотериха отдать крепость Буклон на берегу моря аланам, чтобы варвары, союзники Византии, там могли бы получать от нее «субсидии» за окапываемую военную помощь.

Как мы уже говорили в главе о гуннском времени на Кавказе, силу тому, или иному народу давало владение кавказскими проходами, а их было много и помимо Дарьяльского и Дербентского. Менандр, говоря о Сванетии, которая оказалась «искрой бедствия, яблоком раздора» для Ирана и Византии в VI в., указывал, что там «проходят скифы».

Прокопий подчеркивал, что через Дарьял с севера воины «отправляются на своих конях, не делая никаких объездов. Но когда они обращаются к другим проходам, то должны преодолевать большие трудности и уже не могут употреблять тех же лошадей».

По письменным источникам V и начала VI в. мы видим алан союзниками Ирана. Прокопий Кесарийский писал о них: «Это - племя независимое, по большей части оно было союзным с персами и ходило походом, на римлян и на других врагов персов». Очевидно, вещественными свидетельствами этих связей с Ираном можно считать богато инкрустированные камнями шарнирные бляхи из погребения V в. в Гиляче, раскопанного Т. М. Минаевой в 1965 г., из богатого погребения около Кисловодска и в гробнице Кишпека, а также ранние сасанидские геммы из Осетии.

Еще в 1958 г. мне приходилось писать о том, что кажущиеся противоречия в показаниях письменных источников о союзных и враждебных отношениях алан с Византией объясняются тем, что на Северном Кавказе были две группировки аланских племен, западная и восточная, отличавшиеся по своим политическим симпатиям и ориентации. При этом, если восточные аланы были неустойчивы политически и выступали на той стороне, где им в данный момент было выгоднее, то западные постоянно проводили гораздо более четкую политическую линию, придерживаясь традиционно дружественных отношений с Византийской империей.

В это время происходит консолидация западных алан; на протяжении ряда лет (с 558 по 572 г.) византийскими историками упоминается «вождь», «владетель» или «царь» западных алан Сарозий (Сародий или Сарой). На всем протяжении своего правления он проводит определенную и последовательную политику союза с Византией. Восточные же аланы незадолго до этого (в 550-551 гг.) в составе персидских войск вторгаются в Колхиду, а в 562 г., во время правления Сарозия, даже совершают поход на Восточную Грузию, заставив ее подчиниться Ирану.

Опираясь на источники, мы можем представить себе территорию подданных или, вернее, единоплеменников Сарозия: это верхняя Кубань, Пятигорье и современная Балкария - только здесь оставались в это время неподвластные Ирану перевальные пути, а в них и была в первую очередь заинтересована Византия. Ведь в пору самых напряженных схваток с Ираном ей нужно было не порывать связей со степью, чтобы искать себе новых союзников в этой борьбе. Во владении и защите этих проходов аланами был залог их союза с. Византией, Действительно, именно к Сарозиюв 558 г. обратились авары с просьбой помочь им завязать дружеские отношения с Византией, и Сарозий сразу же сообщил об этом начальнику византийских войск в Лазике Юстину, который и передал об этом императору Юстиниану. О силе и влиянии Сарозия свидетельствует желание византийского посла к тюркам Земарха на обратном пути представиться владетелю Алании, причем сопровождавших его тюркских посланников Сарозий допустил до себя лишь после того, как они сложили оружие. Интересно, что Сарозий был в курсе всех военных действий в Лазике, знал, что в Сванетии в это время находится в засаде персидский отряд, и посоветовал посольству Земарха использовать более западный перевал - Даринский путь, северокавказский участок знаменитого Великого шелкового пути (скорее всего речь идет о Клухорском перевале), выводящий непосредственно на Черноморское побережье. Надо полагать, что эти перевалы находились на территории, подвластной Сарозию. Проводить такую определенную и твердую внешнюю политику было можно, только опираясь на прочные тылы. И здесь естественно выдвинуть гипотезу, что появление в конце VI или в начале VII в. серии поселений с системой «строго продуманной организации обороны», как раз по всем горным долинам, уходящим к перевальным путям, мы должны связывать с деятельностью того же владетеля Сарозия. Именно эта гипотеза, как кажется достаточно убедительная и опирающаяся на всю сумму материалов, позволит нам внести в шкалу относительной хронологии опорную абсолютную дату. Появление значительных маcc населения (не из степи ли?) в предгорных и горных районах, поражавшее нас до последнего времени своей неожиданностью и массовостью, получает объяснение. Приобретает оно и достаточно определенную датировку - это третья четверть VI в. Находит свое объяснение и общность материальной культуры верхнекубанских, пятигорских и малкинско-баксанских памятников, причем единообразие западных памятников значительно заметнее, чем восточных, византийские влияния (прослеживаемые особенно по бусам и монетам) здесь сильнее. Интересно, что для Византии Сарозий был ценен не столько как военный союзник, поставщик военных дружин (хотя и это могло иметь место), сколько как «владетель» и устроитель своей земли, надежная защита посольств, идущих северокавказскими путями.

К концу 70-х годов VI в. аланы (очевидно, жители равнин и предгорий), по сведениям Менандра, попали в политическую зависимость от тюрок Турксанфа, правда ненадолго, так как неурядицы на востоке заставили тюрок вскоре оставить захваченные территории.

Возникновение Хазарского каганата и политическая его активность на полтора века почти полностью вытеснили имя «алан» со страниц письменных источников.

После событий, связанных с посольством Земарха, долгие годы византийские авторы молчали о Северном Кавказе, их внимание было приковано к другим событиям, происходившим в непосредственной близости к Константинополю (нашествие авар 601, 620, 626 гг., аваро-кутургурские междоусобицы 630, 631, 635 гг., появление орды Аспаруха на Дунае) или же в Центральном Закавказье (вторжение тюркютов через Дербент 626-628 гг., осада и взятие Тбилиси, восстание Джеваншира против персов в 645 г.). Большой интерес вызвало у них образование Хазарского каганата, победы хазар и захват Беленджера (652 г.). Не могли их оставить безразличными и все события, связанные с экспансией арабов на востоке, в частности в Закавказье: первый их поход на хазар, окончившийся неудачей. Византия не могла не использовать в своих интересах столкновение арабов и хазар и попытку хазар утвердиться и Закавказье - нападение на Армению (по Егише, в 683-685 гг., по Гевонду, в 689 г.). Одно из событий конца VII в. должно привлечь наше внимание в связи с историей северокавказских алан.

Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М., 1984
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама