.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Новый год
Новый годУ осетин во многих селениях в новогоднюю ночь не ложатся до утра. Старики беседуют и трапезничают, молодежь играет на скрипке, сказывает сказания, так все семьи проводят праздничную ночь в веселье.

В одном из селений, где существовал подобный обычай, жил бедный человек. Бог его знает, почему в жизни этого бедняка не было счастья. Был он хорошим работником; не был ни склочником, ни пьяницей, никому не вредил, но и счастья у него не было ни в чем: был у него скот и пропал весь, кого волки загрызли, кого воры украли, кто от болезней пал, так и не осталось у него даже козлиного ушка; вдобавок дом его дважды горел. Потом умерла у него жена, оставив полный дом малолетних детей.

Хотел он жениться, но из-за детей не соглашалась идти за него, ни девица, ни вдова. Ну как же жить со столькими детишками без хозяйки, и что это за жизнь? Что делать такому человеку: трудиться ли по дому или зарабатывать на жизнь? А дети его, оставаясь без помощи старших, и вовсе измучились. Так бедняк совершенно опустился, и не было для него ни праздника, ни радости.

В канун Нового года соседи и просто добрые люди прислали ему гостинцев: кто кусок мяса, кто пироги, кто муку, кто нутряной жир, кто брагу или что другое. Накормил он детей и уложил спать. А сам, сидя у огня, затосковал о своей прежней жизни и вспоминал, что приходилось и ему хорошо и весело проводить эту ночь. В прошлой своей жизни и поступках бедняк не находил никакой вины или преступлений, за которые Бог мог бы наказать его столь мучительным существованием. У него сжалось сердце от мыслей о своей жизни, полной страданий, он встал и много молился Богу, затем прилег рядом с детьми. К утру, он проснулся и поднялся с постели. Про себя он решил: разведу-ка я огонь и хоть чем-нибудь скрашу детям праздник. Разгреб золу в очаге, а огня там нет, перед сном он забыл сгрести тлеющие угли, и они погасли. Очень он огорчился. Огнива у него не было. Конечно, он прекрасно знал, что в такой день не принято давать огонь, но все, же пошел к соседям за угольками. Себя он успокаивал:
"Что поделаешь! На все воля Божья. У меня ведь тоже прежде в эту ночь до самого утра горел очаг, а теперь я брожу в поисках огня. Благодарю тебя, Господи, за все!"


Пошел он к соседу и позвал его; к нему выглянули из дома, он поздравил их с Новым годом и попросил огня. - "Вот так человек! В Новый год он просит огня! У кого в эту ночь погас огонь, тот в обычные дни, наверное, и вовсе без огня сидит... Ступай, солнце ты наше, мы сегодня не даем углей!" Отправился бедняк к другому соседу, но и там женщины и надменные девицы смеялись над ним - из-за того, что в такой день он бродит в поисках огня. - "Хоть ты беден и жалок, но разве и огня себе не можешь развести? Наверное, новогодний огонь нужен тебе для какой-то хитрости - хочешь, чтобы вместе с углями к тебе перешло чужое счастье".

И в третий дом он пришел, и в четвертый, и везде его обижали:
"Кто в такой день приходит за огнем, тот не достоин, называться человеком, да и, кроме путника, какой глупец даст сельчанину огня".


Обойдя в поисках огня все село и получив везде отказ, он заплакал и подумал про себя:
"Слава тебе, Господи! Но из-за чего люди оскорбляют меня? Ведь знают, что я не преступник, просто одолели меня невзгоды, и я обеднел, а так не знаю за собой никакого зла. Не хватает мне моей нищеты, так они еще показывают мне свою спесь: волку блеяние козы все равно, что смех... Пусть же Бог простит их, я их прощаю".


Говоря себе все это, бедняк стоял на окраине села и не знал, куда ему отправиться еще в поисках огня. Посмотрел он в сторону поля и видит: за селом поднимается дым от костра.

Он подумал:
"Вот и вправду сбылись слова моих соседей, придется просить огня у путников... Может, они дадут мне углей; это, в самом деле, путники, пойду-ка я к ним...".
И направился он из села в сторону костра. Это, действительно, оказались путники, и где их застал Новый год, там они его и отмечали. Поздравил он их с Новым годом, затем попросил:
"Пожалуйста, дайте мне огня, добрые люди!".


"Возьми, солнце мое! А в чем ты понесешь его?" - "Вот у меня есть свечи, и я их зажгу". - "Ты не донесешь горящую свечу, дует ветер, лучше мы насыплем тебе углей в подол". Сами набрали полные горсти горящих углей, бедняк же, без всякого сомнения, подставил подол бешмета, и они насыпали туда горящие угли; "Теперь ступай с Богом, ничего не бойся, ты донесешь их наверняка".

Бог его знает, на что надеялся и о чем думал бедняк, когда ему в подол положили угли, только этот бедный праведник, никого в своей жизни не обманувший, плотнее закутал их и устремился домой, говоря про себя:
"Если они этим почтенным людям не обожгли руки, то почему они должны прожечь мне подол".


Войдя в дом, он высыпал угли в посудину для золы, зажег свечу, умылся и помолился Богу. - "Разведу-ка я теперь огонь и приготовлю детям шашлык", - сказал он себе и принес дрова, чтобы развести огонь; глядит, а посудина, в которую он насыпал угли, полна золота... Бедняк не помнил себя от счастья, он понял, что все это даровано ему Богом, и еще раз искренне помолился. Развел огонь и стал готовить детям шашлык.

Сосед, который не дал ему огня, заметил в доме бедняка свет, подошел и заглянул в окно, чтобы узнать, чем там занимаются; он увидел слитки золота в посудине для золы, несказанно удивился, вошел в дом и спросил у бедняка, где он раздобыл столько золота. Бедняк честно рассказал, как они ему достались. Сосед вышел на улицу, отправился в то место, которое указал ему бедняк, и увидел там костер. Он сказал себе: "Пойду-ка и я к ним и принесу золотых слитков!" и отправился туда.

В это время жена другого соседа для чего-то вышла на улицу и тоже, бедняжка, как заметила у бедняка свет, заглянула в окно и увидела золотые слитки; удивляясь, вошла в дом и настойчиво спросила у бедняка: откуда у него столько золота? Когда она узнала в чем дело, кинулась бежать домой и спешно отправила своего мужа к путникам, - они, дескать, в честь праздника золото раздают горстями, и шапку надеть едва позволила, и вслед кричала:
"Слышишь? Набери в свой подол побольше, чтобы в этот великий день мне не пришлось проклясть тебя, когда вернешься!.."


Отправив своего мужа, та женщина вновь подбежала к окну бедняка, оттуда бросилась домой, затем снова на улицу - поглядеть, светится ли костер путников. Когда другие соседки увидели ее бегающей туда и сюда, они спросили: из-за чего она суетится? Сперва она не хотела ничего говорить, чтобы никто другой не получил золота и все досталось ей; но не удержалась, рассказала им всем да еще разнесла по селу. Она приглашала людей посмотреть золотые предметы у бедняка и указывала им свет костра, откуда он их принес.

Все женщины отправили своих мужей к тем путникам за золотом. Пошли они все вместе, и встретился им сельчанин, который ушел первым, и спросили они его:
"Ну что, дали тебе?" - "Дали, конечно! Две полные горсти мне насыпали". - "Тогда, солнце мое, подожди нас! Не уходи, вот и мы возьмем, затем все вместе сложим и поделим поровну, чтобы никого не обидеть. Мы, сельчане, так решили, а ты из нашей общины". - "Ладно, - говорит, - пусть будет так, как вы хотите".


Подошли к путникам, поприветствовали их и попросили огня. Те оглядели их, ничего не сказали, только велели подставлять подол и насыпали каждому по горсти раскаленных углей. "Каждому по горсти достаточно, - сказали им путники, когда те не уходили, надеясь получить еще, - Вы разве не видите, сколько вас! Всем ведь надо раздать". Люди поблагодарили их и отправились в село. Унося огонь в подоле, они радовались, что угли не обжигают их, но радость их была недолгой: когда они чуть отошли от путников, один из них говорит: "Что это за запах паленого? Принюхайтесь, будто кто-то смолит баранью голову". - "Верно, верно, паленым пахнет", - сказал другой и вдруг вскрикнул: "Ой, горю!" Его подол загорелся и обжег ему руку. Он вытряхнул угли, снял бешмет и стал топтать ногами горевший подол. И у других точно так же сгорели подолы, и горела другая одежда. Со всех сторон слышались сетования и крики. Они обвиняли и бранили друг друга, даже перессорились. От них несло дымом и запахом паленого. Путники куда-то исчезли, как сквозь землю провалились. И костер их пропал. Когда сельчане вернулись в свои дома, то жены ругали их, всячески укоряя за то, что одежду сожгли, а золота не принесли.



Источник:Традиционная культура осетин. Газданова В.С








Недвижимость Турции - не только дом на курорте Турции, но и выгодный объект инвестиций. Вас ждут как виллы Кемера, так и элитная недвижимость Стамбула.
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама