.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Дерево нартов
Дерево нартовЖизнь нартов складывалась по-разному. Поэтому и в сказаниях о них много запутанного. Среди нартов были необыкновенно доблестные роды (фамилии). Из нартовских фамилий лучшими считались Ахсартаггата. Одно время фамилия Ахсартаггата очень ослабла, еще немного, и она бы угасла, вымерла бы совсем. И все же полностью она не исчезла. Об Ахсартаггата осталось такое сказание.

Жизнь нартов зависела от одного дерева. А дерево это было такое: до полуночи оно цвело, с полуночи до рассвета приносило плоды. Нартам это дерево было очень дорого, и они стерегли его как большое сокровище. Но кто то повадился ходить к этому дереву, цветы разбрасывал, а плоды поедал.

Нарты стерегли дерево по очереди, но так и не смогли устеречь. Из фамилии Ахсартаггата подрастали где-то два маленьких мальчика, Ахсар и Ахсартаг. Подошел и их черед. Нельзя им было не пойти в свой черед стеречь дерево. Маленькие они еще были, не могли оружие носить и, когда пошли стеречь дерево, отцовское оружие волочили за собой. Когда полночь минула, зашевелилось что-то на верхушке дерева. Два брата заподозрили неладное, подтащили к дереву отцовское сокровище и выстрелили туда, где что-то шевелилось.

Тяжелая ночь выдалась у братьев — так и не смогли они до рассвета уснуть. А когда рассвело, увидели у самого дерева окровавленное золотое крыло. Подняли крыло, спрятали его, а сами пошли по кровавому следу, и бог привел их к берегу моря. Ахсар сказал:
— Что бы то ни было, все равно пойду по этому кровавому следу.

С крылом за пазухой стал он идти. Шел, шел и привел его бог к Донбеттырам. Здесь повстречалась ему женщина, сидевшая с опечаленным видом у крыльца дома. Когда гость поравнялся с ней, она встала, пожелала ему здоровья, пригласила в дом и накормила — очень хорошо его приняла. Гость замечает все неполадки. И когда юноша услышал из комнаты женский стон, то спросил хозяйку дома, что это за стон. Женщина ему рассказала:
— Бог да не простит нартам! Жизнь нартов зависела от одного дерева, и повадились ходить к этому дереву три мои дочери и все никак не могли оставить его в покое. Говорила им: «Бросьте, не ходите больше к этому дереву, не то попадете в беду, нартов можете не бояться, но вот если кто-нибудь из Ахсартаггата еще уцелел, то он принесет вам беду». Они не послушались меня. И вот однажды ночью двое юношей-близнецов как раз из фамилии Ахсартаггата вышли сторожить дерево, и, когда мои дочери в облике золотых голубей прилетели к дереву и стали обрывать плоды, два близнеца Ахсартаггата выстрелили из ружья и ранили в крыло одну из моих дочерей, и упали с нее пух и золотые перья.
Юноша спросил:
— А нет ли такого средства, чтоб вылечить ее?
Женщина ответила ему:
— Вылечить ее можно было бы, будь здесь тот пух и золотые перья, что упали с нее.
Юноша опять спросил ее:
— А что бы ты сделала хорошего тому, кто принес бы тебе разбитое крыло?
Та сказала ему:
— Особенно хорошего ничего бы не сделала, но тому, кто принес бы ее крыло, отдала бы дочь в жены.

Когда юноша поверил в чистосердечность слов женщины, то полез за пазуху и вынул оттуда разбитое крыло.

Женщина приложила крыло к руке девушки, ударила ее войлочной плетью: стала девушка в семь раз краше, чем была прежде. Как и пообещала женщина, с этого времени юноша и девушка стали мужем и женой. Много ли, мало ли они прожили, но вот юноше захотелось отправиться в родные места. В один из дней он отправился с женой. Шли они, шли и пришли к берегу моря.

Когда вышли на берег моря, то увидели дом, снаружи и внутри обвешанный оленьими и косульими шкурами. Ахсар сказал жене:
— Это, конечно, дом моего брата, ничей больше.

Когда вошли в дом, муж оставил здесь жену, а сам пошел искать брата. Ахсар ушел в одну сторону, Ахсартаг появился с другой стороны и вошел в дом.

Вошел и, когда увидел в своем доме красивую невестку, сердце у него взыграло, и он приблизился к ней. А тут и Ахсара бог привел туда, и очутился он перед ними. Недолго думая, Ахсар бросился на брата, стали они биться. Долго братья бились и убили друг друга.

Погибли Ахсар и Ахсартаг. В очень тяжелом положении оказалась невестка. Долго она плакала и рыдала, оставшись одна в безлюдной степи. Не столько о себе и о своем позоре беспокоилась, сколько о том, как похоронить погибших братьев. В этот трудный час бог послал ей Уастырджи на трехногом коне и с борзыми. Тот направлялся берегом моря на охоту. Увидев плачущую женщину, Уастырджи повернул к ней, расспросил ее, что и как случилось, а потом сказал:
— Я бы, конечно, похоронил их, если бы ты согласилась стать моей женой.
Женщина ответила:
— Какая есть, твоей буду. Почему бы мне не выйти за тебя замуж, когда похороним погибших.

Уастырджи поверил женщине и выполнил ее желание. Рукояткой плети придавил землю, и появилась в земле яма. Как положено, похоронил он двух братьев. А когда похоронили их, женщина сказала Уастырджи:
— Я вся в слезах и запачкана, сначала пойду умоюсь, потом станем жить вместе беспечно и в согласии.
Уастырджи поверил ей и сказал:
— Тогда иди и сначала умойся.
Едва женщина подошла к берегу, сразу же бросилась в море, отправилась к своим родичам Донбеттырам.

Вот сейчас она придет, вот сейчас вернется — ждет Уастырджи женщину, а про себя о том о сем думает. Только какая там женщина! Обманулся в своих надеждах Уастырджи и запомнил обман этой женщины.

У Донбеттыров женщина через десять месяцев родила мальчиков - близнецов и назвала их Хамыц и Урызмаг. Они выросли у Донбеттыров. И ростом и сложением походили они на Ахсара и Ахсартага. Когда чуть подросли Хамыц и Урызмаг, то стали задевать тех, кто шел по воду или на мельницу, никому не давали проходу, всех обижали. Однажды обидели вещую женщину, и она им сказала:
— Если уж вы в таких мужей выросли, то поискали бы отчую землю.
Когда они услышали это, то вернулись домой разгневанные, с поднятыми плечами и поникшей головой, со злости даже луки и стрелы переломали. Спросили свою мать:
— Укажи, где отчая земля наша?
Та сказала им:
— Чтоб не досталось лучшей доли тому, кто заронил это в ваши юные сердца! Подрастите пока, мои солнышки, а как подрастете, скажу вам, где отчая ваша земля.

Не долго думая, братья накалили лопату на огне, подмяли под себя свою мать и приблизили раскаленную лопату к ее груди:
— Говори, где наши родные места, не то изжарим тебя!

Женщине ничего другого не оставалось, как все рассказать. А то
как же! Она рассказала им:
— Ваши родичи жили среди нартов и убили друг друга.

Долгий это разговор, но, если коротко говорить, точно объяснила им, где их родные отцовские места.

Урызмаг и Хамыц отправились повидать отчую землю. Шли они, шли и пришли в Нартовское село. От громких ударов их плетей и топота копыт их коней у нартовских стариков на ныхасе обмерли сердца, и они сказали:
— Наверное, кто-то остался в живых из этой злосчастной фамилии: не простые это удары плети и топот копыт.

А тут и братья подъехали. Прибыв, они поприветствовали, как полагается, сидевших на ныхасе людей, и старики оказали им почет. Поздоровавшись, Хамыц и Урызмаг спросили сидящих на ныхасе:
— Где здесь галуаны фамилии Ахсартаггата, где они живут?
Те им ответили:
— Из Ахсартаггата никого больше не осталось, они давно все погибли.
Тогда Хамыц спросил их:
— А земли какой нибудь или галуана у них не осталось, не могли же они совсем исчезнуть?

Показали им галуан. Пришли они в галуан своих отцов, вычистили его и стали в нем жить. Где-то еще нашли старика-родственника, поселили и его вместе с собой, назвали его своим отцом и привезли ему из моря свою мать в жены.

Стали они жить да жить, и, как прежде, стала могучей среди нартов фамилия Ахсартаггата, и, как прежде, нарты стали платить ей дань. В каждый праздник нарты приносили им ляжку забитого быка, кувшин араки и полную кадку пива.

А потом умерли у них мать и отец (названый отец). Когда мать умирала, она рассказала сыновьям, как обманула Уастырджи, и завещала им:
— На земле он меня не тронул, потому что вас боялся, но в Стране мертвых он меня не оставит, и, как умру, постерегите меня на кладбище.

После этого два брата надумали жениться, но не знали, кто из них старше, и днем и ночью ссорились из-за старшинства: не знали, кому из них положено первому жениться. Где-то была у них еще старшая сестра, и когда поняли, что не могут поладить друг с другом, то решили отправиться к сестре и у нее узнать, кто из них старше.
По дороге Хамыц сказал брату:
— Давай нарвем сухой травы для своих арчита.
Урызмаг ли не был хитрецом! И сказал он:
— Я недавно менял траву в арчита, если лее тебе надо, спрыгни и нарви сухой травы.

Хамыц спрыгнул с коня, нарвал сухой травы для арчита и приторочил ее к седлу. Поехали они дальше и прибыли к своей сестре. Обрадовались друг другу, пересказали друг другу все новости. Потом сестра сказала братьям:
— Младший из вас тот, у кого к седлу приторочена сухая трава.

Что она такое сказала?! Хамыца словно по губам ударили, он вскочил с места и выругал сестру, чтоб покрыл ее осел Бората Осел из села Бората имел такую особенность, вмиг появлялся он возле проклятого, да еще в полной готовности. Когда серый с темным окрасом осел Бората примчался, и сестра Хамыца и Урызмага увидела его в полной готовности, сердце у нее похолодело, и она стала умолять Хамыца:
— Я гостья твоих умерших родичей, не подпускай его ко мне, и сделаю тебе добро, какое только попросишь.

При этих словах сердце Хамыца смягчилось, он хлестнул осла плетью и погнал его обратно. С тех пор у всех серых ослов с темным окрасом на спине черная полоска. Пожелания и проклятия нартов всегда сбывались. И вот сестра пожелала Хамыцу такое благо, чтобы каждая девушка, выходящая замуж, в первую ночь принадлежала Хамыцу. И начиная с этого времени Хамыц каждую ночь посещал молодых невест.

Все это время мать Хамыца и Урызмага оставалась в склепе без присмотра. Воспользовавшись этим, Уастырджи отомстил ей. Пока Хамыц и Урызмаг искали себе жен, в одну из ночей он вошел в склеп и вначале сам побыл с матерью Хамыца и Урызмага, а потом пустил своего трехногого коня и борзую.

Мертвая женщина забеременела, и через десять месяцев у нее родились девочка, жеребенок и щенок. Когда они подросли, из склепа стали слышаться плач ребенка, ржанье жеребенка, лай и писк щенка.

Однажды на эти звуки к склепу пришли Хамыц и Урызмаг. Стали они горевать, что это, мол, за несчастье такое. Без труда догадались, что это сделал Уастырджи. И взяли они из склепа девочку, жеребенка и щенка. С поднятыми плечами и поникшей головой принесли их домой. Девочку назвали Сатаной, жеребенка Уаддымом, щенка Силамом.

Сатана стала женщиной, искусной во всем. Говорят, приготовление напитков пошло от нее.



Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама
Двери межкомнатные, мазонитовые (грунтованные. Двери межкомнатные ламинированные.