.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Хвалебная песнь в честь нарта Урызмага
Хвалебная песнь в честь нарта УрызмагаНа нартов нашли бедствие и голод, и они не были в состоянии выходить из дома. Однажды некоторые из тех, что были еще в силах, вышли на сборное место и от слабости повалились тут. И нарт Урызмаг сидел на сборном месте на каменной скамье, на нем была его большая шуба. Откуда-то явилась сука и стала перепрыгивать через всех, кто лежал там влежку, некоторым же полизывала она бороды. Лжец Сырдон также откуда-то взялся, и, увидев скачущую туда и сюда через людей собаку, зарыдал, и сказал:
— О нарты, нарты, было бы лучше, если бы вы погибли; что бы вы могли есть и пить, того уже нет у вас. Остались из нартов только паршивые, и тем лижет сука бороды. Пусть бы явился между вами человек, который бы накормил вас!

Услышав это, старик Урызмаг разгневался, встал и ушел к себе в дом. Потом бросился в гневе на свое золотое кресло с локотниками, и оно сломалось под ним. Жена его Сатана обратилась к нему и сказала ему:
— Что ты делаешь, наш старый черт? Чего ты бесишься?
Тогда старый Урызмаг сказал ей:
— Как мне не беситься? Твоими мертвыми клянусь, что сукин сын Сырдон до смерти меня взбесил; он на сборном месте говорил:
«Нарты, вы погибли, осталась одна сволочь, и теперь сука лижет вам бороды. Встал бы между вами человек, который бы вас накормил».


Сатана сказала Урызмагу:
— Не гневайся на это, от молитвенных приношений нартов мне осталось семью семь бедер бараньих, семью семь ватрушек, семью семь полных кувшинов ронга.

Урызмаг вышел и велел через глашатая объявить нартам:
«О нарты! Урызмаг зовет вас, и кто в состоянии ходить на ногах, тот приходи; кто в состоянии ползать на ляжках, тот приползи».


Услыхав это известие, нарты на следующий день собрались к Урызмагу. Он посадил их за еду и питье. Угостив их в течение пяти дней, Урызмаг сказал дружине:
— Молодцы, хотелось бы мне посмотреть немного на свет, пожалуй, кто-нибудь расположился около селения нартов, а мы этого не видим, пойду-ка хоть немного обведу глазом!

На это Сатана сказала:
— Зачем, старик, прерываешь ты твое собрание? Зачем выходишь?
Но он не послушался ее и сказал:
— Хотелось бы мне моего короткоствольного ружья, — и он встал, накинул на себя свою длинную шубу и с короткоствольным ружьем в руке, выходя, таким образом, сказал дружине:
— До моего возвращения не прерывайте вашего собрания, а я немного посмотрю на свет.


Урызмаг вышел и сел на кучу дров; потом стал смотреть в свою подзорную трубу во все стороны. В это время на него спустился орел и всадил в него свои когти, поднял его, стал носить и положил среди черного моря на черный камень. Урызмаг, оглядываясь во все стороны, стал испускать вопли:
— Что делать, как быть? Экая беда напала на меня!
Потом загорелся из-под камня небольшой свет; увидел его Урызмаг, захотел спуститься туда, и стал он молиться богу:
— Боже богов! Боже мой! Если ты меня для чего-нибудь создал, то не дай ты мне утонуть в этой воде!
Потом Урызмаг опустился под камень и приблизился к дому; приблизившись к порогу дома, он стал говорить так:
— Не впустите ли гостя, хозяева?
Там была женщина и мальчик. Женщина, сказав:
«Всякий гость — божий гость, как не принять гостя?»
— ввела его.
Немного погодя женщина сказала:
— Гость пришел, ребята, — и тотчас дом наполнился юношами. Потом женщина сказала им:
— Ребята, для гостя нужно зарезать барана, ступайте и притащите желтого барана!


Те ребята пошли и притащили желтого барана, зарезали его, приготовили, так и положили целого в котел; когда же он сварился, тогда они его положили целиком перед Урызмагом на стол, так что стегно было под низом. У нартов был обычай молиться с острием кинжала. Потому Урызмаг стал острием кинжала искать стегно, нашедши, поднял его острием кинжала, помолился и, помолившись, протянул стегно мальчику, мальчик подбежал к нему, обрадованный, так что не мог удержаться, и краем своего сердца наткнулся на острие кинжала, и умер. Когда тот умер, Урызмаг стал сильно его оплакивать и не мог ни есть, ни пить.

Потом женщина говорит ему:
— Отчего ты, добрый человек, не ешь ничего? Что мальчик умер — это не беда; бог подвел его в этот час, ему нет более спасения, ты же поешь чего-нибудь.

Тогда он нехотя поел немного. Потом он встал и сказал им:
— Доброй ночи!
И женщина встала и сказала ему:
— На ночь ты оставайся здесь, добрый гость! Завтра ты уйдешь, — и не пустила его, приготовила ему постель и уложила его; мальчика же положила на ночь в горницу.

Когда утром стало рассветать, Урызмаг поднялся на камень и сел там. Опять откуда-то явился тот же орел и, слетая вниз, запустил свои когти в Урызмага, потом поднял его и в то самое время, когда снимал его с дровяной кучи, тогда же его опять там и положил. Жившие под водою, к которым Урызмаг спускался, те были водяные, родственники его жены Сатаны, мальчик же, которого он убил, был его собственный сын. Сатана, будучи у своих родных, родила его там и оставила его там, чтобы Урызмаг не знал о том. Когда орел посадил Урызмага на кучу дров, он вошел в свой дом и сел во главе собрания и говорит им:
— Молодцы! Рассказывать мне старые или новые сказки?
Они сказали ему:
— Старые сказки мы уже слышали, так новые.

Потом он стал рассказывать, как сидел на куче дров, как оттуда его унес орел и положил его на черный камень в черном море, как он пошел под камень на дно воды, как вошел в дом, как ему приготовили барана, как поставили перед ним барана; как он острием кинжала поднял стегно, как во время его молитвы мальчик радостно подбежал, как наткнулся на острие кинжала и как умер, как он сам там провел ночь, а утром поднялся на камень, как его оттуда поднял орел и опять положил на кучу дров,— все это он рас¬сказал им подробно.

Тогда Сатана стала царапать себе лицо и рвать свои волосы, говоря:
— О старый черт! И до моего тайного хранилища ты добрался. — Что ей еще оставалось делать!
Тогда Урызмаг сказал дружине:
— Молодцы, что каждому досталось, то и будь ему на радость, подобно молоку его родительницы! Теперь ступайте вы домой!
Потом народ пошел по своим домам.

Убитый Урызмагом мальчик через несколько дней, после того как ушел в могилу, начал горевать, говоря:
— На нартов нашли бедствия и голод, а я своею смертью не принес отцу моему Урызмагу никакой пользы, не помог приобрести имущества. И он пошел к повелителю мертвых Барастыру и стал его умолять, говоря: — Пусти меня наверх, я помогу отцу моему Урызмагу приобрести некоторое имущество.

Однако тот его не отпустил, но сказал ему:
— Если я тебя отпущу, все мертвые выйдут по твоим следам.

На это мальчик сказал:
— Я сам найду средство, чтобы они не пошли за мной.

Потом Барастыр отпустил его на девятидневный срок. Мальчик взял и подковал своей лошади подковы задом наперед и отправился; привратник, зная, что он отпущен Барастыром, выпустил его. Потом поднялись и покойники и сказали привратнику:
— И нас выпусти за ним следом.
Тот сказал им, что мальчик никуда не пошел:
— Взгляните вот на его следы — разве это следы выехавшего?
Они взглянули, и, когда увидели, что следы обратные, тогда они
сами ушли назад. Мальчик ушел оттуда, пришел к двери нарта Урызмага и закричал ему:
— О нарт Урызмаг, выйди ко мне!
Урызмаг, услышав его, сказал:
— Что это за большой шум, кто это пришел издали по такой погоде?
Потом он вышел и увидел , что маленький мальчик сидит на маленькой лошадке и говорит следующее Урызмагу:
— С тобою я хочу странствовать и без тебя я не могу идти дальше.
Урызмаг сказал ему:
— Ах ты, собачий сын, хотя твой конь и всего-то не больше зайца, а ты сам же с седельную луку, куда же ты пойдешь со мною? Ты меня дурачишь на старости лет. Не стыдно ли тебе? — И он разозлился, но мальчик кротко сказал ему:
— Ни за что не отпущу я тебя, Урызмаг, если ты меня не уведешь куда-либо.


Потом они условились, что на другой день в обед они сойдутся на лугу, названном Амхицхаран Бараг-барц, и маленький всадник воротился назад, Урызмаг же пошел к своей жене Сатане и рассказал, чего хочет от него этот мальчик и что это ему не нравится. По¬том Сатана сказала ему:
— Не бойся, старик, я приготовлю тебе такое средство, что вы оба не пойдете туда. — Сама она отправилась на верх башни с тремя медовыми лепешками и кубышкой ронга и оттуда молилась: — Боже богов, более мой, если ты меня на что-нибудь создал, то пошли нынче ночью заловский снег и вечный глетчер.

Потом вот стало снежить с ночи до утра, и только верхушка башни немного торчала, так снежило. Утром, когда Урызмаг выглянул, сердце его успокоилось, он сказал:
— Я уже не поеду,— и в самом деле не поехал.

Когда Урызмаг к условленному времени не прибыл на условленное место, то мальчик ушел оттуда, подошел к дверям Урызмага и закричал, и Урызмаг вышел к нему. Потом мальчик сказал ему:
— Как же ты не сдержал своего слова?
А Урызмаг сказал ему:
— В такую погоду куда я пойду, подметать мне что ли своею бородою снег?
На это мальчик сказал ему:
— Пусть это будет мое дело, я найду для того средство, ты только поезжай по моим следам.

Что оставалось ему делать? Он вошел в свой дом и сказал:
— Злосчастный всадник не отступит от меня. — Но, сказав: — Я поеду, — живо собрался, несмотря на старость, сел на свою пегую кобылу и последовал за мальчиком.

Мальчик едет на лошади перед ним, и его лошадь паром своих ноздрей заставляет таять снег вокруг себя на пространстве гумна; Урызмаг же едет за ним посуху. Проехавши довольно, мальчик спрашивает Урызмага:
— Добрый Урызмаг! Какая страна осталась не покоренною тобою?
Тот сказал ему:
— Я не нашел никакой возможности перейти черное море, и поэтому страны Терка и Турка остались непокоренными мною.

Сказав:
— Так пойдем туда, — мальчик повел Урызмага; проехавши еще довольно много, мальчик сказал ему: — Я пойду вперед и при¬готовлю место,— потом отправился и заснул на лугу Амхицхаран Барагбарц.

Как подъехал Урызмаг, мальчик вскочил, и помог Урызмагу слезть, и стреножил ему его лошадь, и сказал ему:
— Ты теперь поспи немного, я же буду присматривать за твоею лошадью!
Потом Урызмаг проснулся и сказал:
— Как бы чего-нибудь закусить, — вынул свою дорожную провизию и сказал мальчику: — поешь чего-нибудь, — но мальчик ничего не поднес ко рту своему, сказав:
— Нет у меня времени для еды.


Оттуда они поехали, и, когда прибыли к берегу моря, мальчик сделал из оленьих кож шатер, из ланьей же кожи — постель и сказал Урызмагу:
— Подожди здесь меня, сегодня пятница, в следующую пятницу и я приду сюда откуда-нибудь. — Сам же он сел на свою лошадь и поехал по ту сторону моря в земли Терка и Турка, сторожами которых были волк с железным рылом, ворон с железным клювом и жеребец с железной мордой; мальчик убил железнорылого волка и железноклювого ворона, а на железномордого жеребца он сел, от¬пустил своего коня в табун и погнал табун Терка и Турка по ту сторону села, потом он сам возвратился к Терку и Турку и сказал им: — О Терк и Турк! Ваш табун угнали, идите его догонять.

В то время Терк и Турк сидели за столом и не верили его словам.
— Какая собака, какой осел осмелился угнать наш табун? — говорили они. — Ведь железнорылый волк, железноклювый ворон и железномордый жеребец его сторожат.

Так как они ему не верили, мальчик подъехал к ним ближе и сказал им:
— Ваш табун угнали.
Но они сказали:
— Пришедший, вероятно, ищет пищу и питье, заставьте его сойти с лошади и накормите и напоите его, прислужники!

Те так и сделали, как Терк и Турк им сказали, и пригласили мальчика. Тот тогда поспешно сошел с коня, поел немного и попил; потом он вынул из кармана ухо железнорылого волка и голову железноклювого ворона и бросил им на стол. Сказав:
— Если вы и после этого не верите, то я сяду на вашего железномордого коня, — он выбежал, сел на лошадь, ударил ее и ускакал.

Мальчик еще не достиг табуна, как ему встретилась старая женщина, несшая воду. Она сказала ему:
— Съесть мне твою болезнь и умереть мне вместо твоей души! Послушай меня: у меня было шесть сыновей, подобных оленям, и пять из них, будучи в тревоге впереди, были убиты; и теперь мой сын настигнет тебя прежде всех; не тронь его ради меня, я гостья твоей матери и твоего отца, но царапни ему кожу и брось его в сторону от дороги, однако не предавай его смерти. — Чтобы быть уверенной в мальчике, женщина дала ему свою грудь.

После этого дружина стала мальчика преследовать. И вот сын этой женщины нагнал его первым. Маленький мальчик и говорит ему:
— Сделай милость, оставь меня, мы с твоей матерью связаны клятвой.
Но тот ему сказал:
— Клянусь моею матерью, моим отцом, я тебя не отпущу.
Когда сын этой женщины не пустил маленького мальчика, тот поворотил к нему коня, царапнул его и столкнул с дороги; сын этой женщины вскочил, стал преследовать мальчика. Тогда маленький мальчик снова ему говорит:
— Взгляни на твоего бога и пусти меня, не заставляй меня нарушить мою клятву.
Потом сын этой женщины сказал мальчику:
— Кто клятву дает женщине, тот сам женщина. Ты хочешь угнать табун, но я тебе этого не позволю.
Так как уже не было выхода из этого положения, он второй раз поворотил коня к нему и, говоря:
— Так будь с тобой твой грех, — ранил сына этой женщины и бросил его полумертвого на дорогу, сам же закричал на табун и погнал его на ту сторону моря.

Когда Урызмаг с ним встретился, они остановились в одном месте, и мальчик сказал Урызмагу:
— Дели их, Урызмаг!
Тот сказал ему:
— Ты сам дели их.

Мальчик стал их делить на три части. Тогда Урызмаг подумал про себя:
«Верно, он из трех частей возьмет одну для себя, одну еще как предводитель, а одну даст мне; и тогда с каким лицом я появлюсь среди нартов?».
Говоря так, он горевал.

Между тем мальчик кончил дележ и сказал Урызмагу:
— Возьми свою долю, Урызмаг.
Тот сказал ему:
— У нартов старшие не берут доли, по нашему обычаю, приходится тебе взять долю.
Потом исполнились слова Урызмага, и мальчик взял одну часть и говорит Урызмагу:
— Эта твоя как старшего часть. — Другую часть взял: — Это твоя собственная часть. — Третью взял: — Это тебе моя часть.— Из стада он выбрал только одного белого вола и сказал Урызмагу:
Этого вола съедите на поминках по мне. — И он открылся ему и сказал: — Я тот мальчик, который, когда ты ночь пробыл у Донбеттыров, наткнулся на острие кинжала и умер; и я выпросился у Барастыра к тебе; теперь пришел мой срок и я ухожу, но не оставь меня без поминок; до сих пор еще люди не нашли моего имени. Теперь счастливый тебе путь, — сказал он Урызмагу и сам ушел от него.

И Урызмаг гикнул на табун и, прибыв к Сатане, воскликнул:
— Я неделю странствовал с тем мальчиком, радостью которого ты жила и на которого ты не могла наглядеться.

Сатана оставила Урызмага и после того побежала следом за мальчиком, а когда стала его догонять, она вслед ему запричитала:
— О ты, на которого я не могла наглядеться, радостью которого я жила, не скупись, взгляни на меня, обрати лицо свое ко мне.

Мальчик же, так как срок его пребывания на земле уже истекал и солнце уже садилось и так как он спешил в свою преисподнюю, то тольковоскликнул:
— У меня нет более времени.

Сатана, увидав это, сказала:
— Он на меня не посмотрит, — и бедная взмолилась: — Боже богов, боже мой! Если ты умеешь читать в сердце матери, то заставь маленькое солнце появиться на горах, — и тогда появилось маленькое солнце на горах.

Между тем мальчик наклонился под вратами мертвых и бросил взгляд на Сатану, и она увидела полы его одежды и его лицо, и она подбросила мальчику свой перстень, и он остался на его пальце, и мальчик унес этот перстень к мертвым. Оттуда Сатана возвратилась в свой дом и приготовила поминки из белого вола. С того времени, говорят, начали делать поминки. Таково было, говорят, странствование Урызмага. Но о его действительности я ничего не знаю. Только то скажу я вам: так как мы этого ничего не видели, то и не знать вам ни болезни, ни сумасшествия; полагающееся мне за кадаг дайте молодцам.





Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров
Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама