.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Как Сосырыко убил богатыря Мукару, сына Пара
Как Сосырыко убил богатыря Мукару, сына ПараДовольно суровая зима настала для нартов. Корма не было, большие их табуны падали от голода. Собрались они и говорили долго, как спасти им свои табуны, но не знали, каким образом помочь горю. Тогда бедовый Сырдон, сын Гатага, сказал:
— Уæ мае æлдæрттæ нарт! Уæ рын бахæрон æз! Ваши табуны трудно спасти от погибели, если вы их не угоните на те поля и степи около моря, где не держатся снег и холода. Но кто это из вас сможет? Урызмаг уже стар, а все остальные так горды, что они не подумают ни о чем. Я знаю, нарты, что если эти богатые степи не спасут ваши богатства, то вы пропадете. Выгоняйте свою скотину туда.
Собрались нарты; пришли туда Урызмаг, Челахсартаг — сын Хыза, Сайнаг-алдар, Хамыц, Сослан и Сосырыко. Когда все собрались, то нарты говорили:
— Будем бросать жребий, и кому выпадет жребий, тот и погонит нартовские табуны к богатым степям на берегу моря.

Бросать жребий пало на Сырдона. Он перевернул свою голую шапку, без покроя. Собрал халы у всех нартов и у Сосырыко. Сырдон не любил Сосырыко. Он взял жребий его и запрятал между своими пальцами, а остальные бросил все в шапку и начал мешать, и после того на третий раз вынул жребий Сосырыко и передал ему в руки. Собрал Сосырыко все большие нартовские табуны и погнал их к богатым степям на берега моря. Эти богатые степи принадлежали сыновьям Пара — богатырям, двум братьям: Мукаре и Бибыцу. Табуны Сосырыко пас там очень долго. Он однажды увидел, что из моря поднялись черная туча и туман. Сосырыко удивился и говорит себе: «Яраби, что это за туча, я такой темной тучи никогда не видел до сего». Туча стала приближаться и, наконец, около Сосырыко очутился Мукара, у него голова была величиной с русский стог сена. Он заревел так громко, что эхо разнеслось по всей земле, сказав:
Откуда у тебя такая сила, чтобы ты посмел пасти свои табуны на моей земле! Ты знаешь ли то, что я и воробью никогда не позволил пролететь по своей земле без позволения?
— Что уже мне-то делать? — отвечал Сосырыко, — Да съем я твои болезни, добрый муж! — говорил он. — Я человек невольный, голова моя несвободна, Я раб Сосырыко — его пастух и исполняю без отговорок его приказание. Если я не исполню приказание и волю Сосырыко, то он может меня убить. Но и ты убей меня, моя душа холопская, она ни для меня и ни для кого другого не очень дорога. Убей меня, добрый муж. Я не жалею свою душу, — продолжал Сосырыко говорить Мукаре.
— Так покажи мне игры Сосырыко! — сказал ему Мукара.
— Мало ли игр у Сосырыко, — говорил он. — Я его холоп и знаю все игры Сосырыко. Он у нартов первый муж. Если хочешь, то я тебе покажу, какие игры вижу у Сосырыко, — сказал он сам Мукаре.
— Ну так покажи! — говорил Мукара.

Занес Сосырыко мечом три раза Мукара; меч и волоска не тронул, а посыпались только из него искры огня.
— Будут ли еще игры Сосырыко? — спросил Мукара.
— Как же! И очень много, — ответил Сосырыко, — Видишь ли ты этот ардыстон, полный стрел? Я — пастух Сосырыко, — говорил он, — и упражняюсь с ним в игре таким образом: пускаю ему стрелы по одной в рот. Они ломаются и все кусками падают на землю.
— Ну, так пробуй и на мне, — сказал Мукара.

Сосырыко берет лук, наставляет на него стрелы и пускает их поодиночке в рот Мукаре.
— Да это еще не все, — говорит Сосырыко. — У Сосырыко еще много игр. Идет он на берег моря. Там он наносит целые большие деревья, разводит большие костры огня и накаливает в огне докрасна камни. Камни я беру из огня, бросаю ему в рот, и через задний проход он выбрасывает камни назад в таком же раскаленном состоянии, в каком я бросаю их ему в рот. Такие игры у моего алдара Сосырыко, я же его пастух,— говорил Сосырыко.

Идет Мукара к берегу моря — натаскал туда большие деревья, набросал их в кучи и развел костры. Накидал в костры большие камни. Камни раскалились. Берет Сосырыко раскаленные камни. А Мукара разинул рот, и Сосырыко бросает их туда. Богатырь раскаленные камни глотает и выбрасывает их через задний проход в таком же раскаленном виде, как красный огонь.
— Ну, укажи еще игру Сосырыкову, — сказал богатырь Мукара.
Отвечал сам Сосырыко:
У Сосырыко много игр. Но вот я укажу тебе еще одну его игру, — сказал он Мукаре. — Я холоп Сосырыко. Имею от бога такой курдиат, — говорил Сосырыко, указывая на большую гору, — что взойду вон на эту гору и оттуда буду спускать большие скалы на тебя; скалы будут падать тебе прямо на лоб и сыпаться под твоими но гахчи мелким песком. Вот такие игры у моего алдара Сосырыко, — говорил он сам Мукаре.

После этого Сосырыко направился на гору, и когда богатырь посмотрел на него и увидел, что у Сосырыко кривые ноги, то он заподозрил его, взял лук, наставил стрелу, а потом, подумавши, сказал:
— Да как же мне убить пастуха Сосырыко? Разве это для меня не будет делом постыдным? Что же после того скажут нарты? Скажут. что Мукара убил пастуха Сосырыкова. Нет, я не сделаю такого постыдного дела, — говорил Мукара.

Сосырыко взошел на гору, а богатырь стал у подошвы горы. Сосырыко спускает с горы большие скалы, они попадают прямо в лоб Мукеры и сыплются под его ногами мелким песком. Говорит Мукара:
— Спускайся теперь вниз, эта игра для меня очень легкая, забавная и давно мне известная.

Сосырыко спустился с горы вниз. Спросил, опять Мукара:
— Ну, скажи, — говорит он Сосырыко, — какие еще ты видел игры у твоего алдара Сосырыко?
— Я видел у него и такую игру, — сказал Сосырыко, — море образует семь слоев льда, и когда лед сильно укрепится на нем, то Сосырыко встает, выносит весь сплошной лед на своих плечах и приносит его к нартам, снимает лед с себя, и нартовская молодежь играет на нем, на льду, в бабки, — говорил Сосырыко.
— И это не дурная игра, — сказал богатырь. Он пошел и лег в море. Сосырыко взмолился, и море стало замерзать. Мукара лежит в море. Оно замерзло так сильно, что на богатыре образовалась семь слоев льда. Когда богатырь встал из моря, то лед рассыпался кусками. И тогда Сосырыко сказал:
— Не все Сосырыковы игры я успел рассказать. У него есть еще и такая игра. Бывало, когда на нем не держался лед, то я набрасываю на нею толстые слои морского камыша, взмолюсь богу, чтобы лед укрепился с камышом. Лед укреплялся и не сваливался с плеч Сосырыко. который потом его приносил к нартам на плечах, и нар-товская молодежь играла на этом льду в бабки, — говорил Сосырыко.

Пошел Мукара и лег в море. Набросал на него Сосырыко камыш, и тот сильно замерз. После того Сосырыко говорит богатырю:
— Ну, Мукара, поднимайся!

Тот поднялся, и показалась только его большая голова.
— А что ты не поднимаешься, разве не хочешь вставать? Поднимись сильнее! — сказал Сосырыко.

Мукара поднялся; нет силы и упал назад. Тогда Сосырыко говорил ему опять:
— А что ты не поднимаешься?
Тот отвечал:
— Нет у меня силы.
— Что ж ты думал, уацайраджы хъæбул! Куыдзы хъæбул! Ты не думал, что я Сосырыко. Знай же ты, что я есть тот самый Сосырыко!


И навел на него свой меч. Но Мукара дунул на Сосырыко, и меч у него из рук полетел за берег моря, как волосок от дуновения ветерка.
— Что делать? — сказал богатырь. — Я знал, что ты есть тот самый Сосырыко, но поздно теперь об этом говорить. — Потом Мукара сказал: — Мне смерти никакое оружие, кроме моего маленького ножичка, не произведет. А только моя смерть может наступить от этого ножичка, который я вынес в руках из утробы моей матери в день моего рождения. Теперь иди, — сказал он богатырю Сосырыко, — домой и возьми оттуда мой маленький нож и им убей меня.

Сосырыко пошел в дом Мукары. А дом его был на острове моря. Ножичек находился у входа над дверьми на верхнем косяке, и был устроен ножичек таким образом, что он убивал всякого входившего вовнутрь дома, кроме своих богатырей.

Когда же Сосырыко подошел к дверям, то он взял деревянную запорку, поставил ее на голову и вошел в двери. В это время ножичек соскочил с косяка вниз и раздвоил большую запорку над головой Сосырыко. Схватил Сосырыко ножичек руками и сказал:
— О фыдæбоны кард. Хотел ты убить меня.

Он взял ножичек, пришел к Мукаре, и, как только Сосырыко дотронулся до богатыря этим ножичком, слетела у него голова с плеч, и Мукара пал мертвым. Сказал при последнем своем издыхании:
— Из моего позвоночного столба вытяни мозг. Он будет для тебя такой крепкий астæубос, что никогда не разорвется.

Сосырыко вытянул из позвоночного столба богатыря мозг, пошел в лес, обвил мозгом большущее дерево, стоявшее на корнях, и оно раздвоилось. Обвил другое дерево, и оно раздвоилось. Обвил третье, и оно раздвоилось. Обвил опять и четвертое дерево, но мозг потерял свою ядовитую силу, не мог повредить дерево. И тогда Сосырыко из мозга сделал себе астæубос.

После того другой брат богатыря, Бибыц, пришел к Сосырыко, заревел громким голосом, эхо которого разносилось по всем краям земли, и сказал:
— Откуда у тебя такая большая сила, что ты смеешь без позволения пасти на моей земле свои табуны? Ты знаешь ли то, что я и воробью никогда не позволял пролетать по моей земле без позволения? Ах ты, уацайраг! — говорил он.
— Что делать? Да съем я твои болезни, добрый муж, — отвечал Сосырыко. — Я человек несвободный. Я холоп — пастух Сосырыко, и голова моя несвободна, что ему угодно, то он и прикажет, если я не буду делать, то он меня убьет. Мне все одинаково, убей ты меня, моя кровь недорога, добрый муж, — да съем я твои болезни — продолжал опять Сосырыко.
И после того богатырь его спросил:
— Не видел ли ты брата моего Мукару?
— Как не видел, — отвечал Сосырыко. — Я показал ему Сосырыковы игры, и он после того пошел прямо домой.

Обратился и Бибыц к Сосырыко с просьбой показать ему игры.

Сосырыко начал опять с Бибыцем делать все то, что он делал с Мукарой. Когда же Бибыц кончил более сильное, чем брат его Мукара, все, что делал с ним Сосырыко, то он лег в море. Сосырыко опять взмолился:
— О бог богов! Укрепи на нем так сильно всю морскую воду, чтобы образовался на этом богатыре Бибыце в семь сплошных слоев лед!
Утром богатырь поднялся с моря со льдом на плечах со всего моря и принес к нартам лед. Сбросил его там — молодые нарты играли на нем в бабки. Бибыц изнасиловал всех молодых нартовских чиндзов и красивых девиц. В это время сын Урызмага был для любовного провождения времени у жены Бибыца — дочери Солнца, и когда он оттуда возвращался, то встретился на дороге с богатырем, который спросил сына Урызмага — Крым-Султана:
— Откуда ты едешь и куда?
Тот отвечает:
— Еду к нартам Бората.
Тогда Бибыц сказал:
— Так ты не забудь сказать Сосырыко, что я, Бибыц, изнасиловал всех нартовских молодых невесток и красивых девиц.

Сын Урызмага тогда сказал:
— Ах ты, уацайраг Бибыц! Если так, то я целую неделю наслаждался прелестями твоей красивой жены — дочери Солнца, взял у нее твой маленький кинжал, который ты вынес из утробы твоей матери в день твоего рождения и от которого только и может произойти твоя смерть.

После того Крым-Султан и Бибыц бросились друг на друга, и Крым-Султан заколол богатыря стальным кинжалом, и он умер. Сын же Урызмага приехал к нартам со всем богатством Бибыца и его женой.





Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров



Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама
Гостиница Южная ночь;заказ цветов;купить инвертор автомобильный;UNOX XV 393;газонная трава харьков