.
Меню
Главная
Археология
Этнология
Филология
Культура
Музыка
История
   Скифы
   Сарматы
   Аланы
Обычаи и традиции
Прочее

Дополнительно
Регистрация
Добавить новость
Непрочитанное
Статистика
Обратная связь
О проекте
Друзья сайта

Вход


Счетчики
Rambler's Top100
Реклама


Смерть нарта Созырыко
Смерть нарта СозырыкоКоварный Сырдон, сын Гатага, поднялся к Колесу Малсага.
— Эй, мардза, Колесо Малсага, от тебя погибель Созырыко! Так прокатись по нему один раз.
— О, он отважный муж! Если однажды поймает меня, зубами загрызет. Не слажу я с ним.


Что было делать! И коварный Сырдон, сын Гатага, нанял Колесо Малсага за двенадцать коров. И тогда Колесо Малсага согласилось.
— А где мне его найти, где? Прокатиться-то я прокачусь.
— Каждый день он бывает на охоте в степи Зилахар. Есть у него там шалаш. После обеда Созырыко и его товарищи ложатся спать в шалаше. И ты по всем, кто в шалаше будет, прокатись без разбору, среди других и Созырыко окажется.


Созырыко с двенадцатью товарищами охотился в степи Зилахар.
— Идите в шалаш, отдохните, уже время обеда, а я еще похожу, — сказал Созырыко им.
Лежат они в шалаше, шестеро по одну сторону, шестеро — по другую, ногами друг к другу.

Пронеслось-промчалось Колесо Малсага, думая, что и Созырыко в шалаше. По всем двенадцати прокатилось и всем двенадцати ноги отрезало. Погибли все двенадцать.

Вернулся Созырыко:
— Эх, бог меня как загубил! Только Колесо Малсага могло это сделать!
Убегает Колесо Малсага, Созырыко его по пятам преследует. В лесу Колесо хочет укрыться, в ольховой роще.
— Не пускай его, ольха, прошу тебя, это враг мой убегает, — говорит Созырыко ольхе.
— Еще бы большую на тебя беду! — отвечает ольха.
— Да сделает бог, чтобы не было в лесу никчемнее тебя дерева! — проклял ее Созырыко.
К буковой роще катится Колесо.
— Эй, мардза, бук, враг мой убегает, останови его!
— Еще бы большую на тебя беду! Одного моего дерева на целое бы село хватило, а ты не дал мне разрастись.
— Да сделает бог, чтобы для людей ты был самым легким в работе деревом!

Катится дальше Колесо Малсага, к березовой роще приближается.
— О береза, береза, именем бога заклинаю, мой враг через твою рощу убегает, останови его!
— Кто тебе враг, тот и мне враг!


Распустило дерево ветви, и опутали они Колесо Малсага. Не в силах двинуться вперед Колесо Малсага.
— Бог несравненный и единственный, да будут люди, поджаривая мясо, искать ветки березы для вертелов, — благодарит березу Созырыко, — да пожелает бог, чтобы под тобой все в золото и серебро превратилось!

Догоняет Созырыко своего врага, ловит и ведет его в свой дом.
— Да не убьет меня бог, пока я на тебе семь лет навоз не повожу, пока не отомщу за свои обиды.

Семь лет на нем навоз возит. А когда бугорок или рытвина встретится, заднее колесо опять Колесом Малсага заменяет.
— Душа моя тоньше волоса стала, лучше убей меня, чем эти страдания выносить, — просит его Колесо Малсага.
— Не убью тебя, пока сам своего, хозяина не убьешь. Поклянись, что убьешь своего хозяина, когда уйдешь отсюда, тогда отпущу тебя.

Поклялось Колесо в том, что убьет. И пошло оно, покатилось. В одном селе случилось ему катиться по улице. Вот катится по одной улице, а навстречу ему коварный Сырдон, сын Гатага, в облике старика.
— Да будет прямым твой путь, Колесо Малсага! — говорит ему старик. — Что с тобой, почему ты такое печальное?
— А каким мне еще быть, хозяина своего иду убивать.
— А зачем тебе его убивать? Чтобы сдержать свою клятву, прокатись по пальцам его ног так, чтобы ему ничего не было.


Не послушалось Колесо, катится дальше по дороге. Когда до середины села доехало, перед ним Сырдон опять появился в облике старухи.
— Да будет прямым твой путь, Колесо Малсага! Что с тобой, почему ты такое печальное?
— А каким мне еще быть? Болезни мне твои съесть! Хозяина своего иду убивать.
— А зачем тебе его убивать? Чтобы сдержать свою клятву, прокатись по пальцам его ног.


Не послушалось Колесо и старухи — идет, катится дальше. У края села опять появился перед ним коварный Сырдон, сын Гатага, теперь уже в облике юноши, у которого на лице первый пушок пробился.
— Да будет прямым твой путь, Колесо Малсага! Что с тобой, почему такое печальное?
— Каким мне еще быть, хозяина своего убивать иду.

— А зачем убивать, убивать его зачем? Чтобы клятву сдержать, прокатись для виду по пальцам его ног.

И опять не послушалось Колесо. Идет, катится себе домой.
«А какая этому старику выгода? — подумало Колесо. — Старуха та что себе выгадывает? Или вот юноша с первым пушком на лице, какая ему выгода? Давай-ка поступлю так, как все трое советовали».

Пришло и прокатилось по пальцам хозяина так, чтобы не причинить ему вреда. Прошли дни и недели. Уже забыло Колесо Малсага про свои обиды, коварный же Сырдон, сын Гатага, опять повадился к нему ходить.
— Гъе, мардза, Колесо Малсага, прокатись еще раз!
— Оставь меня, хитрая сука, все мои беды из-за тебя!

Подкупил его коварный Сырдон, сын Гатага, скотом, подольстился, покоя ему не дает. Пропади ты скот! (Скотом кого не подкупишь).

И согласилось опять Колесо Малсага.
Созырыко снова был в той степи. Друзья его на охоту отправились, а Созырыко внутри, в шалаше лежит. Пронеслось-промчалось Колесо Малсага. Проехало по Созырыко и — да будет то же самое с врагом твоим! — ноги ему отрезало!

Вскочил Созырыко и со злости, сгоряча за Колесом понесся. Вот уже догоняет его, и тут перед Колесом предстал коварный Сырдон, сын Гатага:
— Гъе, мардза, Колесо Малсага, — на жнивье, на стерню!
И вкатилось Колесо Малсага на жесткую стерню. Созырыко — за ним. Когда крепкие стебли вонзились в обрубки его ног, повалился Созырыко на бок, упал. Что ему еще было делать? А Колесо Малсага домой покатилось.

Пролетает над Созырыко орел.
— Полети вестником печали к Бората; двум моим братьям, Хамыцу и Урызмагу, весть отнеси: умирает нарт Созырыко в степи Зилахар и даже некому глаза ему закрыть.
— Еще большую на тебя беду! — говорит орел. — Когда усталым я, бывало, собирался присесть в степи на холме или на дереве, тут же ты хватался за лук — чтоб пользы от него тебе не было!

Ласточка над ним пролетает, богом любимая ласточка.
На хатиагском языке обращается к ней Созырыко:
— Хамыцу и Урызмагу Бората печальную весть обо мне отнеси. Кайтар и Битар — два моих сына; им тоже скажи.
— Не заслужил ты такой участи, чтобы умереть здесь, чтобы некому было и глаза тебе закрыть. Лечу!
— сказала ласточка и упорхнула.

Прилетела к Бората, села у потолка на поперечную балку. Заговорила-защебетала Кайтару и Битару:
— Отца вашего Созырыко в степи Зилахар Колесо Малсага убило.
Отправились Хамыц и Урызмаг в степь Зилахар за Созырыко. Кайтар и Битар, сев на своих коней, стали преследовать Колесо Малсага. К морю катится Колесо Малсага, и они за ним к морю мчатся.

Скрылось Колесо Малсага в море.
Взмолился Кайтар:
— Бог богов, сделай так, чтобы я со своим конем превратился в каменное изваяние и стоял бы на берегу моря до тех пор, тока Колесо Малсага снова не выйдет на сушу. — Окаменел Кайтар у моря вместе со своим конем.
Битар же сказал:
— Бог богов, сделай так, чтобы мой конь превратился в рыбу и был ею до тех пор, пока Колесо Малсага в море будет. — И превратился его конь в рыбу, и, сидя на рыбе, поплыл Битар по морю следом за Колесом Малсага.
Хамыц и Урызмаг привезли Созырыко домой, едва живого.


Из Страны мертвых вышел к Созырыко Кафты-сар Хуандон-алдар.
— Эй, Созырыко, Созырыко! Есть в раю у меня хорошее место, хочется мне, чтобы ты со мной был.
— Чем это ты отличился? Почему в рай попал?
— Хлебосольным я был, потому я и в раю.
— Шел бы ты, рыбой от тебя разит, что скажут те, кто с тобой меня увидит!


Вышел к нему из Страны мертвых вол бедняка.
— Эй, Созырыко, Созырыко, в Стране мертвых есть у меня хорошее место в раю, и хочется мне, чтобы ты со мной был.
— Чем это ты отличился?
— Был я волом бедняка, работал я всегда в упряжке. Хозяйскому волу в обед давали сено, а мне — остатки. Вот потому я и в раю.
— Шел бы ты, у тебя шея чесалась, потому и влез в ярмо, с тобой ли мне идти?!


Вышел к нему сын бедняка и говорит:
— Созырыко, юноша я, не осмеливаюсь к тебе обратиться. И у меня тоже есть райское место, и я хочу, чтобы ты со мной был.
— Чем же ты отличился? Почему в рай попал?

— Я у матери был единственный сын, трое спесивых всадников только из спеси меня убили. И сказал я матери:
«Оружие мое со мной положи и трижды в ночь под субботу поминки мне устраивай».
С оружием вместе меня похоронили, трижды в ночь под субботу поминки мне делали. Когда наступила первая ночь под субботу, бог сделал так, что те трое спесивых всадников мимо кладбища проезжали. Мать моя и говорит женщинам: «Позовите вон тех всадников, сына моего они ровесники, угостите их хорошо, много здесь всего, и на всех хватит». Позвали трех всадников. Хорошо их угостили из того, что было. Отправились юноши, едут дальше. Один из них и говорит:
«Если бы не я, где бы для вас такое угощение было?»
Каждый из них себя хвалит: «А если бы не я», «А если бы не я», — едут, смеются. Узнали они, что и под вторую субботу будут поминки устраивать и на своих холеных конях приехали на кладбище. Угостили их на славу и в этот раз, и поехали опять с шутками и смехом, мол, добро это — дело наших рук, И под третью субботу опять на кладбище приехали. Знали, что опять поминки устраивать будут. Угостили их за мой упокой. И поехали они, веселясь. Не смогли меня сдержать могильные плиты, разворотил я их над головой и убил тех трех юношей. Вот из-за этого я попал в рай.

Созырыко сказал:
— Тогда с тобой иду, с тем, кто, даже будучи мертвым, за кровь свою отомстил. Эй, Хамыц и Урызмаг, такую могилу мне сделайте: одно окошко, чтобы к востоку было, другое — над головой, чтобы солнце с утра до полудня мне светило, третье — к западу. И стрелы мне положите вместе с луком.

Положили Созырыко в могилу, и стрелы с луком тоже — все, как он просил.

Бывало, Хамыц и Урызмаг говорили Сырдону:
— Конь Созырыко без всадника слишком резвым становится, ты бы сел на него и поездил.
— Дом мой пусть обрушится, как мне такое можете говорить? Конь моего брата — и принимался плакать, рыдать.


Когда, бывало, подходил к коню, говорил:
— Кто на тебе ездить будет? Не лежит у меня сердце на тебя садиться. — А когда за село выезжал, начинал коня гонять то в одну, то в другую сторону: — Эй, ну чего мне еще тебе пожелать, Созырыко, богатство твое мне досталось!

Однажды сел Сырдон опять на коня Созырыко. Поехал на кладбище. Стал гонять его вокруг могилы Созырыко:
— Эй, Созырыко, чего мне еще тебе пожелать, холеный конь твой мне достался! Сегодня я не я буду, если не оскверню его могилу, — много обид мне от него досталось!

Только вскинул полы Сырдон, мол, против отверстия присяду, как Созырыко снизу пустил в него стрелу. В отверстие, что меж двух ягодиц, стрела угодила и из головы вылетела. Так Сырдон и помер.





Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров

Автор: Humarty   

Популярное

Поиск

Опрос

Через поисковую систему
По ссылке
По совету знакомых
Через каталог
Другое



Календарь
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Архив
Сентябрь 2015 (3)
Август 2015 (2)
Июль 2015 (7)
Июнь 2015 (10)
Май 2015 (9)
Апрель 2015 (5)

Реклама
мотор редуктор DRV;ремонт стиральных машин на дому в спб